Что ожидает нашу пару

Что ожидает нашу пару

Не получится ли так, что на переговорах мы частично откажемся от тех целей, ради которых пожертвовали многим.

Переговоры с Киевом продолжаются. Из Белоруссии они перешли в режим видеосвязи, и, по сути, ежедневно стороны ведут диалог.

Из-за отсутствия информации о ходе переговоров, в России среди политологов, военных и простых граждан все чаще возникает вопрос: а в чем, собственно, наша страна может пойти на компромисс с Зеленским? Не получится ли так, что жертвы окажутся напрасными, а ситуация вернется на круги своя?

В чем мы готовы уступить?

С одной стороны, помощник президента Владимир Мединский заявляет:

— Цели России — мирная, независимая, нейтральная, то есть не входящая ни в какие военные блоки, Украина. Соседняя страна не может быть плацдармом для антироссийской агрессии.

Обсуждается целый комплекс вопросов, связанных с размером украинской армии.

Безусловно, ключевой вопрос для нас — это статус Крыма и Донбасса и целый ряд гуманитарных вопросов, в том числе денацификация, права русскоязычного населения и положение русского языка.

Что ожидает нашу паруНа переговорах с украинской делегацией (представители Зеленского слева).

С другой, тот же Мединский, и даже глава МИД РФ Сергей Лавров заявляют: «в переговорном процессе России и Украины есть надежда на компромисс». Но компромисс — это взаимные уступки. Что конкретно мы готовы уступить?

Скажем, с переговорами по нейтральному статусу есть какая-то логика: т.е. мы хотим одну численность армии, они – другую, и стороны ищут нечто среднее. Но кроме демилитаризации Владимир Путин ставил задачи денацификации, признания Крыма в составе России и независимости республик Донбасса в их административных границах 2014 года.

Какой может быть компромисс в этих вопросах? Признать ЛНР, а ДНР – нет? Крым – наш, а Севастополь – украинский? По каким пунктам мы готовы сдать свои позиции? Эти вопросы волнуют не только россиян и экспертов, но и тех, кто сегодня, рискуя жизнью, бьется с нацистами и ВСУ под Харьковом, Донецком и Киевом.

Военный журналист Александр Сладков пишет в своем телеграмм-канале: «Может быть, расшифровывать такие заявления? Чтоб они были понятны однозначно? В развалинах Мариуполя солдаты России и ДНР получают приказ «Ни шагу назад», а тут в переговорах «ищут компромиссы»? Я понимаю, что переговоры с Киевом, это сложнейший вопрос, но готовность к необъясняемым уступкам лично меня намораживает».

Что ожидает нашу паруАлександр Сладков.

Есть и еще один важный момент: кто вообще гарантирует России, что те соглашения, которые сейчас обсуждаются на переговорах, Украина будет выполнять? Ведь одна из причин начала спецоперации – именно отказ Киева от выполнения Минских соглашений. Что помешает украинским политикам также проигнорировать новые договоренности?

Единожды солгав

Политолог Николай Севостьянов рассуждает:

— Обсуждаются «шведский» и «австрийский» варианты, когда страна сохраняет независимость, но при этом не состоит в военных блоках и сокращает свои вооруженные силы.

Иными словами, нам на полном серьёзе предлагают поверить в то, что государство, которое 8 лет саботировало абсолютно все ранее достигнутые договоренности, в этот раз будет им следовать.

При этом в Киеве будет то же самое правительство, которое глумливо посмеивалось над Минскими соглашениями. А ведь именно эти договоренности не позволили еще тогда добить украинскую армию, в том числе решив проблему Мариуполя.

Что ожидает нашу паруНиколай Севостьянов.

Невольно возникает целый ряд вопросов. Скажем, что делать России, если через пару месяцев после вывода войск с Украины Владимир Зеленский просто заявит, что договор будет иметь силу только при условии репараций со стороны РФ?

Где гарантии того, что он не выступит в ООН или НАТО со словами, что договор был подписан под угрозой уничтожения народа Украины и не может быть исполнен? А заодно пригласит в качестве «наблюдателей» за мирным процессом бригады НАТО на территорию страны.

В конце концов, курс на Северо-Атлантический альянс – это постулат Конституции Украины. А она имеет приоритет над любым подписанным президентом договором. В случае чего, сослаться на это сможет и сам Зеленский. А тем более, тот, кто придет ему на смену.

И что делать России в такой ситуации? Снова заходить на Украину? Понятно же, что отказ от договоренностей будет тщательно подготовлен в военном и политическом плане. Мы и сейчас несем на Украине потери. А когда там восстановят военную инфраструктуру с учетом боевого опыта, у нас не останется возможностей для наступления с применением обычных видов вооружения.

Что ожидает нашу паруМы и сейчас несем на Украине потери. А если дать ей время на восстановление, ее военные возможности возрастут.

Николай Севостьянов убежден: даже если предположить, что договор будет работать на протяжении хотя бы нескольких лет, это будет означать лишь одно — замороженный конфликт, который мы оставляем будущим поколениям.

— Ненависть и реваншизм никуда не уйдут. Напротив — вне зависимости от наложенных на Украину ограничений, национальная мифология очень быстро превратит вывод российской армии в «победу над Ордой». В глазах всего мира мы проиграем. И даже в условиях формально зафиксированной демилитаризации мы едва ли мы сможем её контролировать, — считает политолог.

Переговоры – это создание медийной повестки

Кроме того, даже если мы уже завтра выведем войска, вполне вероятно, что санкции с нас не снимут. Ни сейчас, ни через год. А для Украины, напротив, США готовят целый «план Маршалла», с вложением десятков миллиардов долларов в ее экономику и армию.

Мы уже пожинаем плоды того, что не решились на «русскую весну» в 2014-м, и нацисты получили восемь лет на перевооружение, обучение и идеологическую обработку населения. Если сейчас в Украину начнут «вливать» огромные средства Запада, через короткое время соседи вырвутся вперед с точки зрения экономики и военно-промышленных возможностей.

Что ожидает нашу паруВосемь лет назад жители Украины ждали нашего прихода.

— «Вилка» очень простая, — считает Николай Севостьянов. — Либо мы получим кризис как побочный эффект от возвращения исконных территорий. Либо этот кризис пойдёт в комплекте с геополитическим крахом, которым станет любая попытка и дальше играть в дипломатию с «независимой Украиной».

Хотя российский политолог, бывший руководитель аналитического департамента Центра политических технологий Татьяна Становая убеждена: никакого примирения нет и быть не может. Никаких мирных соглашений с Зеленским, тем более. А все разговоры Владимира Мединского ведутся просто для создания картинки нашей готовности к переговорам.

Читайте также:  Здравствуйте. Есть ли шанс на примирение с любимым

— Плюс идет экспертное нащупывание слабых мест «партнеров». Пока степень западного восприятия гуманитарной катастрофы не достигнет пика, Байден будет делать вид, что не считает возможным общаться с Путиным. Это будет вызывать ещё большую ответную эскалацию. И никаких реальных переговоров не будет, — считает Татьяна Становая.

Что ожидает нашу паруТатьяна Становая.

Постоянный источник угрозы

А вот Игорь Гиркин, он же – Стрелков, бывший сотрудник ФСБ, активный участник конфликта на Донбассе в 2014-м, решил «постебаться» над самой идеей переговоров с Зеленским. Разместил у себя в соцсетях псевдо-выдержку «из речи т. Молотова по радио 18 октября 1944 года». В частности, пишет:

— Дорогие товарищи! Сегодня наша Рабоче-Крестьянская Красная Армия перешла границу Германии. Еще раз заявляю, что целью РККА не является оккупация Германии или свержение в ней законно-избранной власти.

Советский Союз стремится только к денацификации и демилитаризации Германии! Если она откажется от своего членства в агрессивном альянсе «Ось» и выйдет из Антикоминтерновского Пакта, Советский Союз будет считать цели специальной операции в Восточной Пруссии достигнутыми.

Наши дипломаты на переговорах вновь подтвердили уважаемым германским партнерам приверженность принципам мирного урегулирования конфликта, свидетельством чему является наш отказ от создания собственной администрации на освобожденной территории и разрешение дальнейшего использования символики германской оккупационной администрации ее сотрудникам, которые также оставлены на своих местах.

Что ожидает нашу паруВероника Крашенинникова.

Российский политолог, генеральный директор «Института внешнеполитических исследований и инициатив», член Высшего совета партии «Единая Россия» Вероника Крашенинникова убеждена, что в нынешних обстоятельствах «демилитаризация Украины не просматривается совсем».

— Западная часть Украины — где бы ни проходила новая граница — будет самой вооруженной территорией в Европе. А может и в мире, с ближайшим конкурентом по вооруженности Израилем, в состоянии перманентного конфликта. Восточная часть будет под перманентным военным прессингом. Кто и как в подобной ситуации обеспечит гарантии исполнения договоренностей, подписанных с Зеленским?

  • Ввязались – надо дожимать
  • Поэтому российский стрелок и производитель высокоточных дальнобойных винтовок Владислав Лобаев убежден: Украину надо воссоединять с Россией и непременно всю, потому что при любом из других сценариев «мы очень быстро получим гитлеровскую Германию на своих границах».
  • Если оставить якобы нейтральную и демилитаризованную Украины, да ещё в её нынешних границах, с частичным сохранением военно-промышленного потенциала, в ближайшие годы Россия столкнется с быстрым переходом от аналога Веймарской республики к милитаризованному государству, заточенному только на войну с Россией.

Что ожидает нашу паруВладислав Лобаев.

— «Демилитаризованность» будет постоянно нарушаться — ну в самом деле, не будем же мы вторгаться после каждого нарушения! Фанерные танки для масштабной подготовки экипажей скоро сменятся на реальные.

При этом, в отличие от довоенной, чисто идеологической русофобии, население будет всей душой поддерживать эти военные устремления и жаждать реванша, имея перед глазами свежие картинки «русской агрессии», — убежден Лобаев.

Если же «отрезать» часть Украины (Новороссия или Малороссия), то ситуация мало чем будет отличаться от предыдущего сценария.

— Даже условная Львовская область при продолжении игр нацистов с оружием массового поражения в виде работающих биолабораторий или планов по созданию «грязной» бомбы, и в этом случае будет представлять прямую и явную угрозу для Российской Федерации, — убежден производитель лучших в мире винтовок.

По его мнению, «раз уж ввязались – надо дожимать, настраиваясь при этом на длительную программу денацификации. А иначе не стоило и начинать».

Что ожидает нашу паруПо позициям ВСУ в Мариуполе ведут огонь российские корабли.

Пока же Киев на переговорах согласился на условия Москвы только в вопросе демилитаризации Украины. Власти этой страны готовы подписать документ об отказе на вступление в какие-либо военные союзы, как уже сделали некоторые европейские государства.

Кстати, многие считают, что Владимир Зеленский знал о подготовке спецоперации, но сознательно отказывался от диалога с Россией. В частности, такое мнение высказал депутат Верховной Рады Илья Кива. По его словам, украинская власть вместо этого решила использовать «фашистскую тактику» и прикрываться людьми.

Александр Пылев

Новый быт россиянина: тридцати лет как не бывало

Надежд на лучшее будущее больше нет. © CC0 Public Domain

Что ожидает нашу пару Сергей Шелин

ОбозревательИА «Росбалт»

Войной, как известно, происходящее сегодня не является. Но по масштабам это далеко превосходит абсолютно все, что случилось на прежних советских землях за последние 30 лет.

Недавно я делился предположением, что даже ближний круг Владимира Путина до последнего момента не был в курсе, какой приказ он отдаст.

Однако не только им, но и каждому из нас, рядовых граждан, придется ощутить на себе последствия.

Еще не все возможные санкции объявлены, но давайте для простоты вообразим, что это будет сделано. Говорят об откате в начало 90-х. В первом приближении именно так дело и обстоит. Однако есть несколько различий между «тогда» и «теперь», которые стоит разобрать.

1. «Тогда», и особенно в начале 1992-го, в крупных городах намечался голод, который был предотвращен в том числе благодаря поставкам западной гуманитарной помощи.

Что ожидает нашу пару «Надежды на хорошую жизнь в России рушатся на глазах»

Теперь гумпомощи ждать не приходится, но голод маловероятен. Российское сельское хозяйство сейчас совсем не такое, как 30 лет назад.

Зависимость от продуктового импорта все равно достаточно велика, и в случае совсем уж радикального отключения от SWIFT, портовых бойкотов, затруднений при оплате и т. п.

вполне возможны сбои в китайско-бразильских поставках длительностью несколько месяцев. Ведь даже для расчетов в юанях нужно будет подготовить специальные схемы.

Однако эти перебои не лишат рядового россиянина минимального набора продуктов.

  • Да, все подорожает, и нам придется затянуть пояса не в переносном, а в буквальном смысле слова.
  • Не исключено, что очереди за едой, такие привычные советским людям, снова станут частью нашего быта.
  • Качество продуктов снизится, хотя и не до старосоветского уровня, а если начальство еще от себя, в порядке контрсанкций, добавит запрет на ввоз любых продуктов из Европы, то гурманам, привыкшим к тамошним лакомствам, от вин до настоящих макарон и шоколадных конфет, придется изменить привычки.

Очень интересно, как будет с лекарствами. Тридцать лет назад без большинства из них как-то обходились, а сейчас зависимость от их импорта является критической. Предполагаю в этом пункте какой-то компромисс. Скорее всего, санкции на фармацевтическую продукцию не распространятся, но наши власти сами постараются уменьшить ее импорт. Лекарства будут, но станут заметно дороже.

Читайте также:  Семейный конфликт на материальной почве

Что ожидает нашу пару «Лучше в такие моменты держать деньги в кэше»

2. Существенно подорожает вообще все. Хотя бы по причине массированной денежной эмиссии и падения курса рубля.

Но очень маловероятно, что инфляция, как в 1992-м, будет измеряться тысячами процентов, а доллар — дорожать в десятки раз.

Во-первых, даже при блокировке половины государственных валютных резервов оставшихся там сумм (в юанях, в золоте и прочем) будет не так уж мало. И просто на руках у россиян долларов во много раз больше, чем в 1992-м. А во-вторых, у нас сейчас совсем на другом уровне управление финансами. В этом смысле 30 лет прошли не зря.

3. Три десятилетия назад ни интернета, ни гаджетов просто не было. Жили без них и не тужили. Но угрозы вернуться в этот мир сейчас нет.

Западные гаджеты, в том числе и сделанные в Китае по лицензиям, отпадут сами собой, но останутся чисто китайские или притворяющиеся западными суррогаты.

Западные соцсети тормозят, и дело идет к полной их блокировке. Но чебурнет под присмотром РКН будет вполне дозволен.

Правда, от привычных развлечений, поставляемых, скажем, Netflix, скорее всего придется отказаться. Но в Китае производство патриотических сериалов и боевиков поставлено на широкую ногу, и некоторые из них я, например, смотрел с большой пользой для себя.

Что ожидает нашу пару Без ApplePay, чипов и процессоров: как жить после санкций?

4. Китайские товары всех категорий станут, видимо, безальтернативными. И это не так уже плохо — ведь еще году в 1990-м не было вообще ничего импортного. А сейчас придется распрощаться только с западными автомобилями, в том числе и собранными у нас.

Также предстоит свести к минимуму европейский туризм. При этом поездки на курорты Турции и Египта вряд ли будут отменены — просто из-за слабости рубля и падения доходов наших граждан станут менее доступными. Но ведь 30 лет назад было еще хуже.

5. И еще важное. С середины 1980-х до конца 1990-х нефть была дешевой, и бедность жизни чуть не наполовину объяснялась именно этим. Сейчас нефть дорогая, но на Западе толкуют о бойкоте российских энергоносителей.

В ближайшие годы считаю его не очень вероятным. Однако теперь каждый день происходит что-нибудь невероятное.

В любом случае Китай не откажется приобретать газ, нефть, древесину и уголь. Это, конечно, наихудший в денежном смысле вариант. Китайцы требуют от россиян самим доставлять сырье и при его покупке считают каждый юань. Но даже и при таком повороте событий столь скудными, как 30 лет назад, экспортные доходы не будут.

Подводя предварительный итог, осторожно предположу, что быт россиян хотя во многом и вернется к тому, что было 30 лет назад, но в целом окажется более устойчив. Только надежды на лучшее будущее останутся в прошлом.

Сергей Шелин

Нового Хасавюрта не будет. Киев проиграл не только войну, но и переговоры с Россией

Для России важно выиграть не только битву за Украину, но и за мир. Путин успешно решает обе задачи одновременно.

Не военные сводки, показывающие методичное, но медленное продвижение русских войск на Украине, пугают наших граждан больше всего. В военной победе как раз никто не сомневается. Даже если украинская армия пока не сдаётся.

Даже если на пути к победе приходится жертвовать темпами наступления, чтобы максимально беречь гражданское население, которое мы считаем русским, городскую инфраструктуру и солдат.

Люди боятся другого – новых Хасавюртовских соглашений.

Боятся, что из-за невиданных экономических санкций Запада у Москвы может возникнуть искушение предать свою армию, когда до полной победы, за которую уже заплачена немалая цена (и на фронте, и в тылу) осталось совсем чуть-чуть, и подписать с режимом Владимира Зеленского мир.

Что будет немедленно представлено Киевом и Западом как их безоговорочная победа и страшное поражение России. А соглашение, которое положит конец войне, будет беззастенчиво нарушаться киевским режимом с первой же секунды после его заключения при молчаливом попустительстве западных гарантов сделки.

И вроде бы для таких страхов есть определённые основания – Москва ведёт очные и виртуальные переговоры с «шайкой наркоманов и неонацистов» (слова Владимира Путина), заявляет, что не намерена оккупировать Украину, считает предводителя этой банды «легитимным президентом» и не ставит на словах своей целью свержение нынешней украинской власти.

Неужели будет так?

Мало того, на самом высоком уровне в Москве заявляют, что военная спецоперация на Украине может прекратиться в любой момент, если Киев выполнит требования Москвы, которые включают в себя нейтральный и внеблоковый статус, признание Крыма русским, ДНР и ЛНР в их административных границах. Упоминаются в этой связи также демилитаризация, денацификация и законодательное придание на Украине статуса государственного русскому языку. Пообещают всё это Москве киевские обманщики под вывод русских войск – и будут праздновать победу. И ведь они действительно победят, если не капитулируют и уцелеют, поскольку сохранят контроль над страной. И очень быстро – без выбитых русской армией пушек, танков и самолётов, но с топорами и ножами вернутся на оставленные русскими территории и утопят в крови всех тех, в ком заподозрят симпатизирующих России.

А через пару-тройку лет, под чем бы киевские власти ни подписались, они восстановят с помощью Запада свой военный потенциал. А денацификацию Украины ограничат снятием портретов Бандеры в учреждениях и, возможно, отказом от наиболее одиозных фашистских факельных шествий.

А использование населением формально легализованного русского языка будут пресекать, внушая людям животный страх – только попробуйте. И не всплывёт в этом случае никакая правда о ядерном и биологическом оружии на Украине против России.

Зато начнут раздаваться в адрес Москвы слова «контрибуции» и «репарации», и сам Зеленский, кстати, этому уже подал пример.

Советник офиса украинского президента Михаил Подоляк, активный участник переговорного процесса с Россией, заявил на днях, что согласование договора с Москвой займёт от нескольких дней до полутора недель…

Как это всё понимать? Неужели мы все принесли немалые жертвы ради того, чтобы нас выставляли дураками перед всем миром и мы навсегда потеряли Украину?

Читайте также:  Серьезно ли это предскажите пожалуйста

А что на самом деле?

А теперь следует успокоить читателей. Нарисованная выше картина, которая многим представляется вполне аутентичной, помогает отступающим украинским войскам продержаться немного дольше и не позволяет освобождённому от укрофашистской власти народу бурно проявлять свою радость при появлении освободителей.

А вдруг вернётся старая власть и за это жестоко накажет, когда русская армия уйдёт домой в казармы? Но правдивость этой картины на этом и исчерпывается. Потому что для Москвы переговоры с Киевом являются «дымовой завесой» для достижения своих целей на Украине и… элементом войны.

Ибо, как верно подметил прозорливый украинский блогер Юрий Подоляка, «выигрывая войну за Украину, нельзя проиграть войну за мир». И вот почему это так.

Во-первых, Россия должна показать всему миру и особенно поддерживающим нас союзникам во главе с Китаем, сталкивающимся с растущим американским давлением в связи с Украиной, что мы в любой момент готовы заключить мир и что этого не хочет Киев. И то и другое, кстати, правда: Москва в любой момент готова принять капитуляцию Киева, а тот её стремится всячески оттянуть.

Во-вторых, переговоры с Киевом позволяют создать гуманитарные коридоры из блокированных или подвергающихся штурму украинских городов, чтобы спасти как можно больше мирного населения, которое используется ВСУ и нацбатами в качестве «живого щита».

В-третьих, Россия облегчает себе тем самым задачу управления и обеспечения базовых нужд населения занятых территорий.

Чем больше оттуда уйдёт по этим коридорам несогласных или не готовых переносить временные трудности людей, тем легче будет справиться с ситуацией в первое, самое трудное время.

Там, согласно поступающим сообщениям, уже начали снимать украинские флаги, создаются военно-гражданские администрации, налаживается снабжение из России, поддерживается порядок, начат отлов террористических элементов. И очень не похоже на то, что русские оттуда уйдут, передав власть в старые руки.

Почему Киев упорствует?

Между тем для нынешней националистическо-бандеровской и проамериканской власти на Украине совершенно неприемлемы ключевые требования России.

И это даже не демилитаризация с денацификацией и реабилитацией русского языка, которые легко имитировать, и не нейтральный и внеблоковый статус, которые можно на практике извратить, да ещё имея к тому же гарантии безопасности со стороны США, Британии или Турции.

Киев категорически не устраивает официальное признание русскими Крыма, а также суверенитета ЛНР и ДНР в административных границах Луганской и Донецкой областей.

Любое правительство, которое на это пойдёт, будет сметено, так как это будет расценено нынешним русофобским истеблишментом Украины и значительной частью граждан как предательство и измена.

Наивные попытки Киева навязать Москве раздельное обсуждение вопросов прекращения военных действий с выводом русских войск и решение проблем, которые привели к вмешательству России, совершенно нереальны, просто абсурдны.

Минские соглашения наглядно показали Москве, что Киеву нельзя верить и что подписанные договорённости для него вообще ничего не значат. О чём клоун Зеленский хочет говорить с Путиным – предложит поучаствовать в очередном шоу?

Поэтому, только оказавшись перед лицом полного и тотального разгрома, Киев начнёт относиться к переговорам с Россией серьёзно. А к этому времени от требований Москвы останется только одно: капитуляция и на выход, тем более что быть «правительством в изгнании» или даже властью на части Западной Украины с центром во Львове, куда русская армия вряд ли пойдёт, лучше, чем ничего.

Москве тогда придётся говорить уже совсем с другими людьми, теми, кого она сама сделает новой украинской властью. Но пока Киев будет тянуть время, рассчитывая, что Москва дрогнет, столкнувшись с западными санкциями.

Зеленский и Ко будут ждать, например, очередного саммита НАТО в тщетной надежде, что альянс удастся спровоцировать вступить с Россией на Украине в третью мировую войну, а потом чего-то ещё.

А можно также с радостью поучаствовать и в краже миллиардов долларов, которые западные страны во главе с США обещают Киеву на борьбу с Россией до последнего украинца.

В любом случае надо ждать, раз президент США Джо Байден говорит, что ситуация на Украине может перерасти в «долгую и сложную битву», а у России нет миллионной армии, чтобы быстро занять огромную страну. Это ясный сигнал Киеву: вы должны оставить России Украину в виде пустыни.

Да, нынешняя украинская клика своих западных покровителей привыкла слушаться и соблюдать свой денежный интерес. А на всё остальное, включая собственный народ и даже армию, которой приказано умирать, ей плевать.

А если вдруг?

Но даже если предположить, что Зеленский всё-таки примет переговорные требования России, у его режима не будет возможности законодательно оформить достигнутые договорённости – они точно не пройдут через парламент (на Украине благодаря оголтелой и совершенно лживой пропаганде многие уверены, что побеждают Россию, и этот шаг просто не поймут), он сам быстро вылетит из президентского кресла, начнётся драка за власть. Короче, воцарится анархия.

В этой ситуации у России будут полностью развязаны руки, а «план Б» окажется ничем не хуже, чем «план А». Ибо «Минск-3» при нынешних обстоятельствах гарантированно добьёт постмайданную Украину.

Киев в том числе и поэтому уклоняется, как может, от заключения вполне, казалось бы, умеренного по своим требованиям соглашения с Россией, которое хорошо информированный президент Белоруссии Александр Лукашенко считает «абсолютно приемлемым вариантом», а премьер Израиля Нафтали Беннет рекомендовал украинской власти не мешкая принять.

Что с того?

Как видим, берегущая своих солдат и гражданских лиц на фронтах украинской войны, но с каждым днём методично продвигающаяся вперёд Россия обречена на победу. Тем или другим способом, в любом случае. Итогом стратегии Москвы будет возвращение под контроль большей части территории Украины.

Москва сделает это, не распугав своих союзников в мире, возвысив в их глазах свой престиж на недосягаемую высоту и, наконец, порвав с Западом, что вызовет в свою очередь очищение и самой России, без чего по-настоящему великой и процветающей страны не создать. Украина сегодня – это совсем не только стрельба.

На Украине и вокруг неё рождается новый мир, в котором Россия займёт, наконец, подобающее ей место.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector