Наладится ли жизнь в ближайшее время

30 апреля 2021

В этой игре вы выбираете то, как по вашему мнению, будут развиваться события в ближайший год: это отражается на трёх факторах национального масштаба — «Деньги», «Репутация» и «Риски». Результаты — это то, сколько баллов вы заработали по тому или иному фактору относительно текущей ситуации, то есть условного нуля.

Постепенно мир, как мог, адаптировался к новым реалиям, но до сих пор непонятно, что будет дальше. В прошлом году эксперты разрабатывали различные постпандемические сценарии.

Так, осенью ЦБ РФ подготовил три альтернативных сценария развития российской экономики, в худшем из которых ситуация вернётся к доковидному уровню не раньше 2024 года.

А на сайте международной консалтинговой компании McKinsey & Company есть обновляющийся раз в два месяца раздел с прогнозами по выходу из коронавирусного кризиса, которые меняются в зависимости от того, что произошло в мире за последнее время. 

«На возможные сценарии влияют разные факторы, и скорость вакцинирования — один из ключевых.

На данный момент мы находимся в среднем (базовом), который аналитики прогнозировали в конце прошлого года: они предполагали, что к весне появится много вакцин, но будут проблемы с инфраструктурой их производства и доставки, к тому же не все захотят вакцинироваться», — говорит экономист, проректор по стратегическому развитию Российской экономической школы Максим Буев. 

Ситуация с коронавирусом напрямую повлияла на бизнес — при этом не у всех дела шли плохо. Пандемия спровоцировала К-образный экономический рост — это ситуация, в которой одни отрасли (вроде IT и сферы доставки) выигрывают за счёт пандемии и наращивают масштабы, а другие, как общепит и ивенты, сильно проваливаются.

Чем быстрее пойдёт вакцинация, тем быстрее будут снимать ограничения, скорее замедлится специфический рост в ранее выигрывавших отраслях, начнётся восстановление в проигрывавших.

Поскольку в России не было жёсткого и долгого карантина, как в некоторых других странах, эффект вакцинации для экономического роста в различных сценариях может быть не так очевиден.

Кроме скорости вакцинации, есть и другие факторы, влияющие на восстановление экономики и возможные сценарии. Например, для сектора культуры (музеи, клубы, арт-пространства и так далее) важна реализуемость «отложенного спроса»: сможет ли поток клиентов восстановиться в полном объёме при снятии всех ограничений? Будет ли у людей достаточно денег, для того чтобы тратиться на развлечения? 

По словам Максима Буева, внешние факторы, не связанные напрямую с пандемией, тоже окажут влияние на процесс восстановления экономики в России. Санкции, торговая война между Китаем и США — это серьёзные внешние угрозы для нашей экономики в целом. 

Научный сотрудник факультета политических наук Европейского университета в Санкт-Петербурге Маргарита Завадская от прогнозов воздерживается: «Предсказания — дело неблагодарное».

Говоря о тенденциях, она отмечает, что жизнь в российские города вернулась уже давно: люди встречаются, посещают мероприятия и бары с кофейнями.

Малому бизнесу от этого становится легче, но граждане не активно прививаются, а это значит, что факторы риска для предпринимателей будут сохраняться и дальше.

С одной стороны, точно не совсем понятно, что дальше будет с коронавирусом. С другой — есть политические риски, которые тоже могут повлиять на положение тех или иных форм бизнеса. 

«Например, недавно были приняты поправки к закону о просвещении: это один из примеров избыточного и к тому же без нужды политизированного регулирования, которое демонстрируют российские органы власти.

Принимаемый закон отбрасывает общество на десятилетия назад. Избыточное регулирование продолжит распространяться на интернет и онлайн-услуги. Но есть и хорошая новость: как бы интернет ни регулировали, нельзя совсем оградиться от всего мира.

Даже у Китая не получается», — уверена Маргарита Завадская. 

Она предполагает, что изоляционистский курс российского правительства останется тем же: власть страхует свои политические риски, которые часто к повседневной жизни россиян, особенно тех, которые не занимаются какой-то активной деятельностью, отношения не имеют. 

«Мир власти будет всё дальше от обычных людей и предпринимателей.

Если и введут какие-то дополнительные внешнеполитические санкции, то они будут нацелены не на людей из малого бизнеса, а на представителей российских политических кругов.

В ответ на санкции российское правительство может принимать решения, страхующие риски крупного и близкого к государству бизнеса, но малое предпринимательство это вряд ли затронет», — считает Завадская.

А вот консультант по развитию территорий и футуролог Артём Желтов предрекает обществу фрустрацию — независимо от того, как будут развиваться события дальше и что будет происходить с экономикой. 

«Дело вот в чём: массовая культура долго готовила нас к глобальным катастрофам, когда с упоением рассказывала нам об эпидемиях зомби, мегакатаклизмах и прочих ужасах.

Но у медиакатастроф есть две важные особенности — они всегда мегадраматичны и происходят «где-то далеко и не с нами», щекочут нервы, но лично не затрагивают. Пандемия ковида формально не подошла ни к одному из этих критериев.

Она одновременно была не столь драматична, как смертоносные эпидемии из кино и сериалов, и одновременно затронула всех и каждого: отсидеться в сторонке никому не удалось», — говорит Желтов. 

Он уверен: в этом смысле текущий кризис, с одной стороны, не создал достаточных масштабов трагедии, а с другой — коснулся всех. 

«Поэтому при любом сценарии выхода из кризиса рядом неизбежно будут идти разные формы фрустрации. Либо из-за того, что катастрофа случилась и — сюрприз — ликвидация последствий событий подобного масштаба займёт серьёзное время. Либо потому, что всё недостаточно драматично и во фрустрированном организме обывателя не хватает адреналина».

Наладится ли жизнь в ближайшее время

экономист, проректор по стратегическому развитию Российской экономической школы:

К концу 2021 года в России будет достигнут массовый иммунитет к COVID-19, а третьей волны коронавируса не случится. При этом в других странах ситуация тоже стабилизируется, постепенно в норму придёт международное авиасообщение.
Международная торговля восстановится.

Развитые экономики успешно и быстро решат проблему обременённости развивающихся стран долгами. Либо путём выделения прямой помощи, путём реструктуризации долгов, либо довыпуском специальных прав заимствования (SDR, квот МВФ) тем странам, которые сами не смогут справиться с экономическими последствиями пандемии.

Правительство России в 2021 году поддержит все пострадавшие от кризиса семьи (не только семьи с детьми) и, кроме того, поможет бизнесу, субсидируя наём безработных. Население осознает необходимость перемен в своей жизни — в стране произойдёт всплеск интереса к переобучению, получению новых навыков.

Люди будут стремиться активно осваивать востребованные профессии, что снизит безработицу и придаст хороший импульс экономике.
Бизнес постепенно восстановится, а волна банкротств, вызванных последствиями пандемии, стихнет к концу 2021 года.

Так как ситуация с коронавирусом перестанет быть напряжённой, люди вернутся к привычной жизни: снова будут посещать кафе и рестораны, магазины и кинотеатры. К концу года уровень спроса будет примерно таким же, как до пандемии.

Из статистики прошлых лет известно, что кризисы, вызванные эпидемиями и природными катаклизмами, часто ведут к росту протестных настроений и смене власти из-за того, что правительства стран не справляются с экономическими последствиями таких событий. В оптимистичном сценарии эта пандемия не станет «спусковым крючком» для протестов в разных странах мира, и волны смены верхушек власти не будет.

футуролог, консультант по развитию территорий и мизантроп:

Земля большая — всё на ней развивается неравномерно. Представим, что при выходе из кризиса будут лидировать Россия и Китай.

Предположим, что в июле или в сентябре 2021-го в Москве, Санкт-Петербурге и других городах России проходят массовые гулянья, а Европа всё ещё сидит на самоизоляции и время от времени «бузит» на улицах, добровольно усугубляя статистику заболеваемости (это происходит уже сейчас).

В результате появится временной зазор примерно в полгода-год — запасённое время, которое экономика России и малый бизнес смогут использовать для своего развития. За это время можно, например, снова отрастить структуру малого креативного бизнеса, тех же пекарен и гостиниц, не повторяя ошибок прошлого.

Здесь же можно будет проанализировать структуру своего бизнеса и определить, стоит ли делать то же, что делали раньше, или, может быть, поступать как-то иначе.
В связи с этим, например, совсем не обязательно запускать проект в том же месте.

В России много небольших городов, в которые может зайти креативный бизнес, а если такой проект будет первым, у него получится на время захватить рынок. В этой ситуации практики из столиц могут расползаться в другие города, и это будет очень разумным ходом.

Это же может привести к ещё одной тенденции — креативному гастарбайтерству. Например, креативный бизнес в Берлине поймёт, что не переживет ещё один локдаун, решит поменять локацию и поедет открывать гостиницу, допустим, в Россию.

Возрастёт конкуренция, потому что к нам приедут люди, которые, возможно, знают что-то новое. Но может быть и так, что Москва и Петербург их уже опередили и креативному гастарбайтеру ничего не останется, как отправиться, например, в Рыбинск или милый сердцу Каргополь, где ещё одна гостиница была бы очень к месту.

А российские предприниматели смогут делиться экспертизой с европейскими соседями.

Наладится ли жизнь в ближайшее время

экономист, проректор по стратегическому развитию Российской экономической школы:

Массовый иммунитет в России в этом году не успеет сформироваться, но это произойдёт к весне 2022 года. В 2021-м страну накроет третья волна пандемии, правда, довольно мягкая.
Авиаперелёты по миру как в доковидные времена снова станут обыденностью только через полтора года. Чуть раньше (через год) начнётся восстановление мировой экономики от кризиса.

Развитые страны смогут договориться о формах поддержки стран развивающихся, которым восстанавливаться после кризиса сложнее всего, но произойдёт это лишь к концу 2021-го.
Бизнес в этом году полностью ещё не восстановится, и до начала лета следующего года будут происходить банкротства. Новой значительной поддержки населения и бизнеса в России не будет.

Государство не предпримет новых шагов для стимулирования экономического роста, но гайки закручивать тоже не станет.
Россия постепенно вернётся к нормальной жизни, кафе, рестораны, музеи, театры будут снова готовы принимать посетителей в прежнем объёме.

Клиентов, однако, будет не так много, как до пандемии: с одной стороны, люди за время карантина уже поменяли свои привычки, с другой — на развлечения нужны деньги, которых у граждан стало меньше.

В некоторых развивающихся странах, по которым кризис ударил особенно сильно, народные волнения приведут к смене правительств.

Наладится ли жизнь в ближайшее время

футуролог, консультант по развитию территорий и мизантроп:

Серьёзных катастроф и кризисов за последние несколько десятков лет было в достатке, и каждый раз поднимается большой шум, что после них мир никогда не будет прежним. Но постепенно люди привыкают к сложным ситуациям, стараются помнить хорошее.

А реальность? Она после катастроф действительно меняется, но не так сильно. Всё потихоньку восстанавливается и налаживается. Ужас вытесняется — нарратив о преодолении трудностей остаётся, и это органически неизбежный процесс.
В этой ситуации креативному бизнесу важно понять своё место в мироздании.

Читайте также:  Есть ли возможность восстановить отношения

Креативные проекты — это не системообразующие предприятия, но важные элементы повседневной жизни, которые могут принести людям положительные эмоции. Мало кто заметит восстановление завода, а восстановление качества жизни через восстановление привычных милых форм потребления станет лицом выхода из кризиса.

Для этого достаточно последовательной массовой вакцинации, которая проходит в России прямо сейчас. Публичное возвращение счастья в жизнь — вот на что [в этом сценарии] нужно будет сделать акцент креативным предпринимателям.

Это неизбежное будущее — то есть элемент, который случится при любом развитии событий. Чтобы его протупить, нужно приложить какие-то особые усилия.

На рассказах, как мы все вместе прошли кризис и восстановились, можно выстраивать свою стратегию. Правда, тут история не про экономику, а про позиционирование и эмоции: «Здорово, что пекарня на углу снова заработала: жизнь налаживается».

Наладится ли жизнь в ближайшее время

экономист, проректор по стратегическому развитию Российской экономической школы:

Массового иммунитета в России не возникнет до конца 2022 года. Третья волна коронавируса захлестнёт страну и будет довольно жёсткой. Ни о каком возобновлении нормального авиасообщения с миром не будет и речи: популярные туристические страны (речь о Европе) мы не сможем посещать ещё полтора-два года.

Рост мировой экономики откладывается: страны большой двадцатки не смогут договориться о кооперации и поддержке стран развивающихся. Каждый будет справляться со своим кризисом сам. На фоне всего этого Россию захлестнёт волна банкротств, которая не утихнет и в 2022 году.

Пытаясь поправить государственные финансы, правительство будет давить на население и бизнес, вводя новые налоги и штрафы.

В России и мире в целом усилятся протестные настроения — по большей части из-за того, что правительства разных стран не смогут справиться с экономическими последствиями кризиса.

Наладится ли жизнь в ближайшее время

футуролог, консультант по развитию территорий и мизантроп:

Не все страны настолько эффективны в борьбе с «короной», как Россия: вакцин мало — их на всех не хватает. [В этом сценарии] выход будет медленный и мучительный, локдауны — локально повторяться, болезнь — уходить и возвращаться.

Малому бизнесу и креативному предпринимательству придётся научиться выживать в новых условиях, сделать акцент на пользе, которую компания может принести людям, и снизить затраты на креатив.
Если вы про предпринимательство и зарабатывание денег, то надо искать новые формы.

Возможно, в этой ситуации нужно будет проанализировать соотношение доходов и расходов, ещё внимательнее считать и масштабироваться, отказаться от необязательного в пользу «выживательного». Таким «выживательным», к примеру, стали службы доставки, которые сейчас в России работают едва ли не лучше всех в мире.

Могу представить себе ситуацию, когда вместо отелей — отдельные апарты, а если надо, например, подстричься, мастер легально приходит на дом. Ну и, конечно, яростное повышение образованности за счёт YouTube и прочих средств DIY-инструкций: люди осознали, что многие вещи они могут делать и сами, без личного переставления ног.

Всё это [предпринимателям] нужно будет оформить соответствующим нарративом: мы меняем стратегию, подстраиваемся, но не сдаёмся, учимся на своих ошибках, делаем выводы, уходим от ненужного, чтобы оставить только важное и полезное.

«Жесткого дефицита уже не избежать». Без чего останутся россияне из-за санкций

Беспрецедентные санкции, которым подвергается Россия в результате «специальной военной операции» на Украине, фактически поставили страну в условия экономической блокады.

Как долго россиянам осталось жить в «фантомном мире изобилия», что не так с курсом на импортозамещение и какие товары могут исчезнуть с полок магазинов в ближайшие недели, The Bell спросил у одного из главных в стране экспертов по розничному рынку, гендиректора аналитического агентства Infoline Ивана Федякова.

Наладится ли жизнь в ближайшее время

— Россия недавно заняла первое место в мире по количеству введенных против нее санкций. Какой реальный урон они нанесли российскому потребительскому рынку?

— Оценивать последствия происходящего пока рано. Во-первых, санкционный пакет далеко не иссяк. По моим оценкам, против России сейчас действует только около 10% от возможных ограничений. Во-вторых, какие-то санкции имеют отложенный срок вступления в силу, а какие-то — еще не озвучены, но безусловно будут, если боевые действия на Украине не прекратятся в ближайшие дни.

Во-вторых, мы еще не ощутили всего набора последствий, которыми чреваты санкции. Мы пока что фантомно живем привычной сытой жизнью — ужинаем в ресторанах, ходим в магазины, в которых пока еще все есть. Реальный эффект проявит себя недельки через две по продуктам питания и примерно через месяц по непродовольственному ассортименту.

Где-то будут перебои с поставками, где-то — жесткий дефицит, и этого уже не избежать.

— Дефицит уже ощущается в каких-то сферах? По соцсетям, например, разлетаются фото пустых полок, на которых раньше стояла гречка.

— Да, гречку россияне очень любят скупать, причем именно в самой ранней фазе кризиса.

Рационального объяснения этому нет: продукты, которые обладают наиболее простым производственным циклом, — крупы, сухари какие-нибудь, сушки — от санкций пострадать не должны.

Но все остальные, чуть более сложносочиненные товары, направленные на внутреннее потребление, или сильно подорожают, или исчезнут, по крайней мере на время.

Дело в том, что зависимость от иностранных комплектующих есть практически везде. Ну, например, наше родненькое отечественное питьевое молоко. Казалось бы, уж тут-то какие проблемы? Неужели из-за санкций наши коровы перестанут доиться? Конечно, не перестанут.

Но у нас 80% упаковки на рынке современной молочки — это Tetra Pak. И если завтра шведская компания Tetra Pak вслед за Ikea решит, что надо покинуть российский рынок, то вся молочная промышленность встанет.

Не потому что коровы будут поддерживать антироссийские санкции, а потому что нет альтернативы на нашем рынке этой эффективной упаковке. Можно ли заменить Tetra Pak? Можно. Разливать молоко в стеклянные бутылки, например.

Но стоимость одной бутылки — 20-30 рублей, а Tetra Pak — 5 рублей. К тому же, на запуск новых производственных линий уйдут месяцы. 

При этом реальные доходы населения по моим самыми скромным оценкам упадут по итогам года на 10% — это один из худших показателей за четверть века. Многие россияне включат режим выживания, и даже небольшое удорожание может в корне изменить потребительское поведение.

Наладится ли жизнь в ближайшее время

— Подорожавшее молоко в стеклянных бутылках — наверняка не самое страшное из того, что может случиться с нашим рынком. Есть ли отрасли, которые встанут из-за санкций?

— Есть отрасли, которые в глобальном смысле безальтернативны. Они все, в основном, находятся в сфере промышленности, и хуже всего в этой ситуации то, что именно они помогают производить все остальные товары, к которым мы привыкли.

Например, есть такая компания SKF, которая делает только подшипники. Они на европейском континенте одни такие, их продуктом пользуется вся мировая машиностроительная отрасль.

Без этих подшипников производить автомобили, суда, самолеты, вагоны невозможно. И найти им адекватную альтернативу тоже практически нереально.

То есть, мы в ближайшем будущем можем столкнуться с остановками в этих отраслях, пока не придумаем, как эту деталь заменить.

Или лекарства — ни одна страна мира не производит всего спектра препаратов, в этом просто нет никакого смысла. Если сейчас фармкомпании встанут и уйдут, что мы будем делать, непонятно. Конечно, можно обратиться к Индии, которая специализируется на фармпроизводстве, но возникает другая проблема: сейчас все международные логистические компании отказываются возить контейнеры в Россию.

Огромный удар будет нанесен по сфере медицинской техники, различного рода изделий и имплантов. У меня в руке, например, стоит титановая пластина шведского производства.

Скорее всего, титан там российский, но все остальные мелкие детали и технология сборки — иностранные. Ну, не умеем мы такого делать, не учились никогда за ненадобностью, не готовились.

Понадобится много времени и денег, чтобы научиться, а люди продолжают ломать конечности прямо сейчас, и лечить их как-то нужно безотлагательно.

Есть истории, которые можно заменить, но это будет болезненно — сферы с так называемой низкой эластичностью спроса. Например, инсулин, который завозился из Европы, можно заменить на российский. Но это другой препарат, к которому люди не привыкли, и предугадать, как организм на него отреагирует, сложно.

Или, простите за пример, Durex, крупнейший в мире производитель контрацептивов, который тоже объявил об уходе из России (Durex не ушел с российского рынка, но предупредил о повышении цен в России — прим. The Bell). Можно заменить их товары чем-то российским? Наверное, можно. Но чем, представлять не хочется.

Во всем остальном — продуктах питания, одежде и других товарах повседневного спроса — эластичность довольно высокая. Если вы придете в магазин и не обнаружите йогурт с манго, вы купите йогурт с черникой, и в целом ваш мир не рухнет. Конечно, это неприятно, но в риторике «не жили богато, нечего и начинать» мы и так существуем довольно давно.

— А что с импортозамещением, на которое правительство возлагает большие надежды?

— Это, в моем понимании, блеф. Дело в том, что импортозамещение 2015 года на фоне запрета импорта продовольствия в Россию развивалось в весьма благоприятных условиях.

Я знаю случаи, когда в Восточной Европе заводы просто переезжали через российскую границу, чтобы стать как бы «отечественными», производственные линии разбирались полностью и переносились в Россию, а в производственном цикле ничего не менялось. Хороший пример — Valio: они в 2014-м ушли, громко хлопнув дверью.

Но уже на следующий год безо всяких громких заявлений продолжили работу на контрактном производстве в Гатчине, а потом даже свой собственный завод построили по производству молочной продукции.

То, как Россия переживала «крымские» санкции, — это и хорошо, и плохо. Хорошо, потому что мы жили относительно комфортно, спектр продуктов и по качеству, и по ассортименту не сильно отличался от того, что было доступно в Европе.

Потому что на самом деле эта продукция была выпущена на тех же самых станках, по той же самой технологии производства, зачастую даже теми же самыми иностранными специалистами. А плохо — потому что к ситуации 24 февраля подавляющее большинство российских производителей оказались не готовы.

Никто не ожидал, никто не верил, что Россия может начать «спецоперацию», и наша экономика столкнется с таким мощнейшим, теперь уже реальным ударом.

— Особенно удивительными на фоне заявлений об эффективном импортозамещении выглядят остановки отечественных производств — «АвтоВАЗа» и других. Почему это происходит?

— Об остановках заявили уже десятки отечественных предприятий, а скоро счет пойдет на тысячи. Происходит это потому, что чаще всего отечественная продукция выпускается на европейских станках, на импортных комплектующих.

Сырья у нас, слава богу, хватает, а вот компонентов, необходимых для того, чтобы технология работала, а продукт был «тем самым», у нас отродясь не было. Да это и не нужно было.

Мы же живем в эпоху глобализации, когда каждая страна специализируется на своей какой-то компетенции, доводит ее до совершенства, а потом все другие страны этим пользуются. В этом и есть смысл прогресса, именно это и двигает рынки.

И вот в одночасье случился разворот в экономическую изоляцию, к которой не только бизнес не был готов, а судя по судорожному набору действий, предпринимаемому разными институтами, и правительство не было готово. Так что надежды на тотальное импортозамещение — не более, чем самообман.

Наладится ли жизнь в ближайшее время @ LADA/VK

— Может ли Россия переориентироваться на Китай и другие страны Азии?

Читайте также:  Ожидает ли меня работа

— Китай сам обычно использует либо оборудование европейского производства, либо производит свои станки по лицензиям европейских производителей, поэтому самостоятельной машиностроительной отрасли в Китае нет — это раз.

А два — зачем Китаю отдавать нам «удочку»? Ему проще и выгоднее продавать нам «рыбку». Понимая прекрасно, что мы сейчас будем зависимы от взаимоотношений с ним, Китай будет этим цинично пользоваться, поднимая цены и зарабатывая на изолированной России.

По крайней мере, я бы на их месте поступил именно так.

— С российского рынка ежедневно и массово уходят крупнейшие мировые бренды. Но формулировки обычно очень осторожные: консервация, приостановка, заморозка деятельности. Значит ли это, что Apple, Mars и Ikea могут вернуться в Россию, как только все закончится?

— Безусловно, Россия дорого заплатит за эту «спецоперацию», причем пока не все понимают, какой будет цена демарша иностранных брендов с нашего рынка.

Находятся «патриоты», которые радостно кричат, что «и слава богу, McDonald’s больше не будет набивать карманы за счет толстеющих россиян». Но они слабо представляют себе степень проникновения мировых экономик друг в друга.

Ведь картошку и сырье для бургеров в McDonald’s поставляли российские компании, которые теперь останутся без многомиллионных заказов. Так что злорадство таких комментаторов направлено, в первую очередь, на наш же отечественный бизнес, которому придется плохо.

При этом построить свой McDonald’s в России невозможно: та же булка производилась иностранным консорциумом, который отвечает за качество булок в бургерах McDonald’s по всему миру, и повторить эту технологию мы сейчас не сможем.

Но и Европа пострадает в результате разрыва отношений с Россией, поэтому бренды не хотят отрезать себе пути к возвращению. Этот «камбэк» будет возможен только при одном сценарии — прекращения боевых действий и постепенного восстановления разрушенных отношений.

И даже при таком позитивном раскладе вернутся не все. Автоконцерны, например, которые сейчас демонстративно уходят с российского рынка, открывают доступ на этот рынок китайским производителям.

Китайские машины хлынут сюда как из рога изобилия, застолбят рынок и уже не уйдут с него.

Напомню, что Китай производит 25 млн автомобилей в год, а вся Европа вместе взятая — Mercedes, Audi, Porsche, Renault, Citroën и другие — около 12 млн автомобилей, из которых где-то 500 тысяч поставлялось в Россию.

Так что у Китая товара на Россию хватит, а в Европе будет огромный профицит, продаваться все будет по бросовым ценам. Многие другие бренды, которые выходили в Россию в условиях голодного дефицитного рынка — например, сеть хозяйственных товаров OBI — потеряют свою долю навсегда, и дороги назад им уже никто не даст.

— Россию в последние две недели часто сравнивают с Ираном, который живет под санкциями уже 40 лет. Что вы думаете об этой аналогии?

— Иран действительно 40 лет как-то живет под санкциями, но нужно помнить, что он 40 лет назад попал под санкции. Тогда не было айфонов, не было такого уровня электроники, автомобилей, фармпрепаратов, как сейчас.

И если 40 лет назад жители Ирана не особо-то заметили перемен после разрыва отношений с миром, то с современными россиянами проделать такое уже не получится.

Мы давно пользуемся всеми благами цивилизации, мы к ним привыкли, поэтому не совсем понятно, как нас можно этого всего лишить. 

Да, что-то может заменить Китай, но Америка уже начинает активно говорить о вторичных санкциях для компаний, которые будут сотрудничать с Россией. Вспомните дело Huawei, который пострадал из-за того, что попытался сотрудничать с Ираном.

Понятно, что на самом деле это чистой воды конкурентная борьба американцев с неподконтрольной азиатской компанией, но факт остается фактом. Поэтому максимум, что нам будет доступно — это какие-то незаменимые товары в обмен на нефть и газ.

Звучит ужасающе, но все происходящее — это большой чудовищный эксперимент, которому в современной истории нет аналогов.

— Какие пути выхода из очевидно глубокой кризисной ситуации, в которой находится сейчас российская экономика, вы видите?

— По сути, у нас два пути. Первый — остановка боевых действий и долгие переговоры с Европой для того, чтобы восстановить хотя бы часть контрактов. Это не избавит нас от потерь, они уже безвозвратно идут по всем фронтам, но позволит их минимизировать.

И второй — «спецоперация» продолжается до какого-то момента, пока не станет бессмысленной, условно, еще несколько месяцев. Это влечет за собой разрыв абсолютно всех контактов с европейскими и американскими партнерами, в большинстве случаев уже безвозвратно.

И тогда это путь полной изоляции России по сценарию намного хуже Ирана. С пустыми полками, обнищанием населения и другими вытекающими последствиями. Я слабо себе представляю, как можно реализовать второй сценарий, не вызвав массового недовольства населения.

Поэтому очень надеюсь на реальные переговоры, на то, что мир наступит как можно скорее и мы займемся восстановлением своей экономики, а не выживанием.

Что происходит в экономике и что ждет Россию

Наладится ли жизнь в ближайшее время

Происходящие в мире события создают большие изменения в экономической жизни. Наша страна стала рекордсменом по количеству введённых против неё санкций, и многих беспокоят вопросы: что будет дальше и чего ждать. Навряд ли кто-то сегодня способен это точно предсказать в деталях, учитывая беспрецедентность происходящего, но на некоторые факты можно обратить внимание уже сейчас – они подскажут, что предстоит России в будущем.

Важнейшим событием для нашей страны стало фактическое отключение от внешней западной валютной системы. Ограничения для наших граждан и юрлиц на операции с валютой за границей, обязательная продажа валюты всеми, кто реализует за неё российские товары, ведёт к тому, что Россия начинает сохранять суверенный капитал внутри своего экономического контура.

Раньше условный производитель товара мог продать его за доллар за границей и спокойно оставить этот доллар там же.

Большого смысла возвращать в Россию этот доллар у него не было – здесь на него ничего не купишь, в России он не является деньгами. Теперь же, по новым правилам, производитель товара обязан продать вырученный доллар за рубли.

Это означает, что всякая продажа товара за границей будет создавать в России рублёвый капитал, чего не было раньше.

Другим важнейшим нововведением стало правило о возврате долгов иностранцам недружественных государств не в их валютах, а в рублях. Таких долгов у России на 300$ млрд.

Если условный производитель товара брал долларовый займ в недружественном государстве, то теперь он имеет право сделать возврат долга на специальный рублёвый счёт в России.

Иностранец же сам будет выбирать, что ему делать с этими деньгами – переводить в доллары (что теперь очень невыгодно) и выводить за границу (что теперь сложно или невозможно сделать) или сохранить в Российском контуре – приобрести здесь что-то, либо снова инвестировать.

Раньше иностранцы предпочитали выводить прибыль в свои страны, а теперь они фактически вынуждены сохранять капитал в России и вкладывать его в российскую экономику.

Обнулив НДС на золото, Россия фактически пригласила всех иностранцев сделать нашу валюту золотой.

На фоне надвигающейся гиперинфляции на Западе, обеспеченный золотом рубль может привести к тому, что запертый в нашей экономике иностранный капитал в будущем ещё и спасибо скажет, что всё так произошло.

Касательно обрушения курса рубля относительно валют. Правило об обязательной продаже экспортёрами валюты за рубли ведёт к тому, что её в нашем контуре будет становиться всё больше, и спрос на неё будет падать.

Так как в России всегда экспорт превышает импорт, при таком раскладе, если данная мера сохранится, буквально за 2-3 года финансовые власти могут выровнять курс рубля к доллару, например 1 к 1. В своём контуре у нас появится возможность превратить валюту в ненужный никому актив.

Будут так делать наши власти или нет – вопрос, но нынешним держателям валюты следует крепко задуматься об этом.

При фактически заградительном курсе рубля на внешнем контуре, в нашей стране гарантированно как грибы начнут появляться локализованные автомобили, ноутбуки, телефоны, инструменты, другая электроника и прочее. Производить внутри страны становится выгоднее чем покупать за границей.

Когда все субъекты в России – как иностранцы, так и местные, теперь фактически не могут выводить капитал из страны, это способствует тому, чтобы они начали наперегонки искать способы его сохранения и преувеличения здесь.

Со стороны иностранцев это может способствовать тому, что к нам потекут новые технологии и компетенции, позволяющие им сохранить капитал в нашей стране.

Это дополнительно поспособствует мощному импортозамещению – в этом плане перспективы нашей, отключившейся от Запада экономики, просто колоссальные.

Если это отключение – не временная краткосрочная мера, то Россию в ближайшее время ждёт взрывной рост капитализации. По сравнению с Западом, в нашей экономике поле для создания новых предприятий и занятия пустующих ниш – не пахано.

Для иностранцев, у которых все ниши уже исчерпаны, и к кому надвигается идеальный шторм гиперинфляции, становится очень заманчивым осесть в России.

И если раньше они находились в нашей стране, чтобы выводить доходы к себе домой, то теперь Россия даёт им хорошую возможность стать новым домом.

Что при этом нужно понимать россиянам. У иностранцев есть фора в плане готовых отработанных бизнес-процессов, которые всего лишь нужно перенести на нашу территорию. Всё что им нужно сделать – просто скопировать то, что они делают на Западе в экономику России.

И пока многие из них ещё не осознали необходимости делать это, нашим согражданам нужно как можно быстрее реагировать, чтобы опередить их.

Новая реальность такова, что в отключившейся от западной экономики России начинается гонка за создание/занятие экономических ниш и источников капитализации.

Это в свою очередь существенно расширяет возможности финансового управления в плане эмиссии рубля.

Если в условиях открытой экономики и замкнутости её на западный валютный и товарный рынки эмиссия больше работала на разгон инфляции и отток капитала, то при закрытой от Запада экономике с ускоренным появлением новых отраслей в ней и импортозамещением, вливание новых рублей становится необходимым и будет только ускорять рост, не нанося вреда. Безусловно, в разумных пределах.

Российские деньги в условиях отключения от Запада начнут работать на создание российского капитала, который не будет иметь возможности утечь за границу и который будет нарастать внутри нашей страны как снежный ком.

В таких условиях стратегически Россия в скором будущем будет иметь дело не с падением, а только с нарастанием экономического роста. Наша страна сумела гарантированно обеспечить себе этот процесс по всем фронтам.

К вышеперечисленному следует добавить то, что Запад как акционер выходит из крупнейших предприятий, как например Роснефть, Сбербанк, давая возможность России вернуть в свой контур их доходы. Это также окажет значительное влияние на прирост капитала внутри страны.

О ставке рефинансирования

Предвосхищая аргументацию про поднятие ставки Банком России до 20% и якобы его умышленного вредительства для российской экономики, приведём по этому поводу слова председателя Коллегии Военно-промышленной комиссии Юрия Борисова:

“это временная мера. Она призвана вернуть, по сути, денежные средства граждан в банки для того, чтобы сохранить финансовую систему, обеспечить стабильность. Это будет непродолжительный период.” (Источник)

Читайте также:  Будут ли перемены в личной жизни

Тем, кто критикует Банк России за принятые меры, нужно ответить на вопрос: что они предлагают делать с той толпой людей, которые бессмысленно и беспощадно паникуя из-за западных санкции, желая “спасти” свои накопления, изъяли из банковской системы за несколько дней рекордные 2 триллиона рублей? Как быть с тем, что эти люди тем самым через банковский мультипликатор фактически создали дефицит ликвидности в банковской системе на 7 триллионов рублей, сами своими руками в панике разогнали цены на множество товаров, скупая всё подряд без разбора? Какую меру критики Банка России готовы ответственно предложить против подобного поведения и его последствий, кроме повышения ставок?

Напомним, что в банках в связи с этими событиями произошло две волны лихорадочных очередей по всей стране сначала на изъятие денег, а потом на вклады. Можно ли, учитывая объективное состояние общества, которое творит такое, применять какие-то другие методы стабилизации финансовой системы?

На наш взгляд, другие методы возможны только при наличии сплочённого и грамотного населения или хотя бы более спокойного, которое понимало бы реальные взаимосвязи в экономике и последствия массовой денежной динамики.

Пока до такого состояния образованности наше общество не доросло, мы будем пожинать плоды бессмысленного и беспощадного поведения людей, желающих урвать здесь и сейчас лично для себя без оглядки на последствия для всех. А критиковать сейчас ЦБ за повышение ставки неконструктивно. Его нужно критиковать за провал в информационной политике.

Одной из основных функций Банка России является повышение финансовой грамотности населения, и с этим он справляется плохо, в связи с чем мы имеем сегодняшние результаты.

Уже много лет в нашей стране функционирует два контура кредитования:

  • один для финансирования проектов общегосударственной значимости, которые реализуются как взаимоувязанный межотраслевой комплекс с элементами стратегического планирования;
  • второй — рыночный, включающий частный сектор, работающий на прибыль.

В первом контуре стабильно функционирует система льготного кредитования, в которую включено множество фондов и специальных институтов целевого развития. Уровень процентных ставок здесь ниже инфляции и часто составляет 1–3%.

Второй рыночный контур замкнут на ставки банковской системы, определяемые ключевой ставкой Банка России. Особенность этого сектора заключается в замкнутости на прибыль, как правило, любой ценой.

Он представляет собой набор множества разрозненных субъектов, которые в основном не причастны к стратегическим задачам государства и его планированию.

Именно по этой причине снижение ставок в этом секторе может привести к стихийному росту, который помимо того, что закономерно во многом начнёт питать деградационно-паразитический спектр потребностей, ещё и начнёт создавать разрушительный потенциал.

Россия в любой момент могла и может пойти путём стихийной накачки и развития второго сектора, но в этом случае наш путь ничем не будет отличаться от пути Запада. Это путь лихого роста и тяжких кризисов, сойти с которого безболезненно невозможно.

Наша страна, напротив, методично выстраивает фундамент экономики таким образом, чтобы развитие было стабильно нарастающим и долгосрочно устойчивым. А это требует соответствующего уровня развития общества, мировоззренческой грамотности его участников.

Этот процесс длительный, и он должен происходить естественным образом, без принудительного насаждения сверху.

Он, конечно, зависит от государственной политики, но также во многом определяется самими людьми на местах, их объективным целеполаганием по жизни и приоритетами.

Задача государства прежде всего защищать от насаждений вредных воздействий на общество, поощрять самоорганизацию и стремление людей к развитию. По иронии судьбы многие искренние и патриотичные критики российской финансовой политики не видят за ней этой логики.

Не нужно было быть пророком, чтобы понимать, что при текущем уровне нравственности российского общества и его многоаспектной замкнутости на Запад, давать ему дешёвый ресурс через нулевые ставки было просто опасно для нашей страны. Пусть каждый взглянет на своё личное окружение, близких, родственников и честно ответит на вопрос, как поступило бы большинство из них, получив дешёвые деньги. Куда бы потекли эти деньги?

Чтобы не гадать чем бы всё это в итоге закончилось, лучше сразу посмотреть на готовый пример Западного общества, которое уже этот эксперимент провело, загнав себя и всё человечество в многоаспектный кризис и полный тупик.

С отключением от экономики Запада и повышением из-за этого контролируемости финансовых потоков, наше общество неизбежно должно стать здоровее, что будет способствовать дополнительным возможностям включения рыночного сектора в исполнение стратегических целей российского государства. Это приведёт к возможности предоставления в том числе и более выгодных условий кредитования. Главное при этом всем понимать, что Россия не должна и не пойдёт по пути раскручивания потреблятства.

Миссия России

Ещё одна причина, по которой России не стоит позволять себе лихой рост рыночного сектора – ответственность за международную финансовую архитектуру.

Мировая экономика находится сейчас в беспрецедентном кризисе как раз из-за полной безответственности глобальных игроков, позволяющих себе использовать денежный допинг в решении тактических задач экономического роста.

Ни у кого из них нет воли к тому, чтобы начать процесс выстраивания глобальной международной финансовой системы, которая бы функционировала на справедливых принципах.

Как осуществлять справедливое экономическое взаимодействие, обмен между государствами, когда каждое из них позволяет себе свободное, ничем не сдерживаемое обращение с денежным печатным станком и раздутие денежной массы по произволу? Чтобы обеспечить справедливое взаимодействие между экономиками, создать правильную метрику, они должны подходить к этому процессу однообразно. Для этого должен быть представлен стандарт и пример правильного ответственного финансового поведения на международной арене, выстраивания действительно устойчиво и долгосрочно развивающейся реальной экономики у себя дома без опоры на денежный допинг.

Россия при своём уникальном положении относительно обеспеченности всеми возможными ресурсами, способности гарантировать свою безопасность силовым способом, запросто может позволить себе стать новым глобальным паразитом.

Включить печатный станок, создать управляемый долговой рынок и красиво жить за счёт денежного допинга и монополии на ресурсы – это самое простое, что можно было бы сделать. Но выбрав такой путь, наши власти совершили бы стратегическую ошибку.

Такой выбор смертельно опасен для Русской цивилизации на перспективу.

В глобализированном мире обеспечить благополучие одному отдельному субъекту можно только на очень короткий промежуток времени – чуть позже его просто съедят те, на чьей крови он поднялся. Безопасность современного человечества теперь уже может быть только коллективной.

Миру придётся выстраивать архитектуру жизни государств, обеспечивающую гармоничное их взаимодействие и стабильное развитие. Наша страна способна участвовать в решении такой задачи, и она уже это делает.

В том числе через выстраивание ответственной дальновидной финансовой политики.

Россия как ключевой игрок на международной арене, способна задавать тренды и подавать собственный пример того, на какой основе выстраивать равноправное взаимодействие справедливого международного сообщества.

Тем в России, кто критикует такой подход и требует быстрого роста личного благосостояния здесь и сейчас, несмотря ни на что, можно только посоветовать понаблюдать за судьбой граждан ЕС и США в ближайшие годы.

На наш взгляд, политика России нацелена на то, чтобы наш народ не повторил их печальную участь.

Благосостояние народов России неизбежно будет нарастать – к этому есть все основания. Но это благосостояние должно быть производной реального развития людей и всего общества, а это требует усилий. И без этого никак.

https://zakonvremeni.ru

Делягин дал россиянам простые советы по выживанию в кризис

Дефолт 1998 года, провал 2008-го, обвал 2014-го проходили по одной схеме: резкое, почти одномоментное ухудшение ситуации, которое продолжалось от двух до шести месяцев, и длительное плавное восстановление.

Зампред комитета Госдумы по экономической политике, доктор экономических наук Михаил Делягин считает, что и сейчас этого ждать не стоит и жить в наступившем кризисе придется долго.

На своем сайте он перечислил простые правила, которые позволят «не сойти с ума и не потерять лишнее».

«Кризис — это потеря денег. Вы будете терять, и это нормально, и ваша задача — минимизировать потери», — говорится в его первом правиле.

Экономист подчеркнул, что выживают и успешно преодолевают кризис вовсе не оптимисты, а пессимисты, «принимающие беду как новые правила, установившиеся надолго, к которым надо приспособиться и в которых надо жить, если их нельзя изменить».

По его словам, главное — не суетиться и не паниковать, хорошо продумывать дела и помнить заповедь пилотов и авиадиспетчеров: «Действовать быстро — это значит совершать медленные движения без перерывов между ними».

Также Делягин посоветовал укреплять социальные связи, общеизвестная поговорка про «не имей сто рублей, а имей сто друзей» по-прежнему актуальна.

«Экономьте деньги. Записывайте расходы и анализируйте их в конце недели и месяца. Выбирайте цены, с умом пользуйтесь распродажами и интернет-торговлей, анализируйте цену и качество.

В супермаркетах осторожно относитесь к товарам на уровне лица и рядом с продающимися со скидкой.

Старайтесь платить наличными: платя картой, вы не ощущаете расставания с деньгами и тратите больше», — рекомендует Делягин.

Экономист также призвал вести здоровый образ жизни, чаще гулять на свежем воздухе, заниматься физкультурой и не экономить на еде и здоровье, так как лечение выйдет дороже.

Сбережения на три ближайших месяца он посоветовал держать в рублях, сверх этого времени — лучше в долларах или в золотых слитках.

Недвижимость в кризис Делягин назвал пассивом, а не активом, покупку ненужной бытовой техники — потерей денег, ценных бумаг — «русской рулеткой».

При этом он посоветовал запастись необходимыми импортными лекарствами и товарами даже если не удалось их купить по старым ценам.

«Держитесь работы: в кризис сам факт постоянного дохода важнее его величины. Даже большие сбережения проедаются удивительно быстро, а работа держит вас в тонусе и на плаву, даже если доходы упали. Часто сокращение занятых осуществляют хамством, вынуждая людей уходить самим: держитесь, пока не найдете «запасной аэродром»», — посоветовал экономист.

Он также подчеркнул, что не стоит переживать по поводу того, что изменить не в силах: «вы же не бьетесь об стенку из-за холодов, а ищете теплую одежду». И главное, по его мнению, — не начать жалеть себя.

«Да, конечно, возвращение в бедность, а то и в нищету, — это ужасно. Но это не значит, что мы не победим. Просто к победе надо готовиться прямо сейчас. Преодолевая кризис подручными средствами. И наслаждаясь жизнью, потому что без этого победить не удастся», — резюмировал Делягин.

Ранее «Эксперт» писал, что экономическая война, объявленная Западом России, станет последним ударом по западноцентричной мировой экономической системе. Этот удар разрушит ее, но не саму мировую экономику. Перестройка системы, начавшаяся прямо вчера, в течение нескольких десятилетий позволит вырасти новым крупным региональным экономическим системам.   

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector