Когда у нас с женой будет ребенок

Когда у нас с женой будет ребенок

Я прожил со своей женой одиннадцать лет. У нас двое прекрасных детей. И женились мы по любви, как многие молодые пары. В общем обычная, среднестатистическая семья. Но не так давно я понял, что совсем разлюбил свою жену. Сначала я подумал, что это кризис среднего возраста, и что меня расстраивает то, что не все мои планы стали реальностью. Немного по-другому я представлял себе свою жизнь в 35 лет. Поэтому некоторое время не придавал значения своим глупым мыслям. Но с каждым днем я всё больше и больше утверждался в своих предположениях. Я просто разлюбил свою жену, совсем охладел к ней.

У некоторых людей, когда проходит страсть, остается уважение к близкому человеку. Или просто какая-то теплота. А я вообще ничего к ней не чувствую. Наоборот, жена с каждым днем раздражает меня всё больше и больше: бесит, как она одевается, как ходит, как разговаривает. Я даже не хочу с ней общаться.

После работы не хочется идти домой, чтобы её не видеть лишний раз. Когда жена уезжает куда-то с детьми или без, для меня это праздник. Я просто наслаждаюсь её отсутствием. Она меня совсем не привлекает как женщина, я её не хочу.

Поэтому каждый вечер стараюсь пораньше лечь спасть, сославшись на плохое самочувствие, или, наоборот, до поздней ночи смотрю телевизор, лишь бы не ложиться с ней в одну постель.

Ходить по любовницам для меня не выход, я не так воспитан. Единственное что меня останавливает, это дети. Я их обоих очень люблю. И всё время думаю, если мы разведемся, как они это переживут.

Многие дети тяжело переносят разводы своих родителей. И когда я могу трезво мыслить, то понимаю что моя жена не плохая хозяйка, хорошая мать, и не заслуживает плохого отношения. Ну что же делать? Ведь сердцу не прикажешь.

Да и почему я должен над собой издеваться и жить с не любимым человеком.

На почве всего этого у нас сейчас дома постоянные скандалы и ссоры. Но я всё время не решаюсь сказать правду. А она, видимо, понять не может, почему всё изменилось. Я постоянно об этом думаю, и не понимаю, как лучше поступить. Если сохраню семью ради детей, и притворюсь что всё хорошо, это будет обман. И я, в конце концов, сорвусь всё равно.

Может все-таки лучше честно обо всем рассказать и разойтись? Тогда дети перестанут видеть наши скандалы и ссоры. И вырастут в спокойной обстановке. Ведь потом может быть поздно.

И я, и она ещё имеем время, чтобы найти себе близкого человека и жить нормально, в любви и понимании. А то это не семья получается, а цирк какой-то. Вот каждый день об этом думаю, и каждый раз выбираю разный вариант.

И не могу определиться, как лучше будет для всех: для меня, для жены, для детей. Ведь в том, что любовь прошла, никто не виноват. Но что же всё-таки делать?

Когда у нас с женой будет ребенок Когда у нас с женой будет ребенок Когда у нас с женой будет ребенок Когда у нас с женой будет ребенок Когда у нас с женой будет ребенок Когда у нас с женой будет ребенок Когда у нас с женой будет ребенок Когда у нас с женой будет ребенок

Стоит ли сохранять брак ради ребенка: отвечает психолог Павел Зыгмантович

Когда у нас с женой будет ребенокИсточник: Кадр из фильма «Лазурный берег»

Существует такое явление, как феномен недостаточной оправданности: в этом случае человек не может ничем оправдать то, что он делает. Обратный эффект — сверхоправданность: в подобной ситуации человек делает что-то не ради себя и своих истинных интересов или даже против своей воли.

Как это работает? Представьте ребенка, который любит читать. Однажды школьная библиотека объявляет конкурс: кто прочитает больше, тот получит приз. Так ребенок начинает читать не ради удовольствия, а ради приза.

А если ему еще и родители обещают денег за каждую прочитанную книгу, то все окончательно переворачивается с ног на голову. И интерес ребенка к чтению снижается: он старается уже по другим причинам и на самом деле не для себя.

«Я остаюсь в браке ради ребенка» — это точно такое же очевидное сверхоправдание. Я в браке не потому, что люблю этого мужчину / женщину и хочу наладить отношения. Я поддерживаю семейный статус для кого-то другого.

В результате такого поведения отношения супругов будут только ухудшаться. И что особенно печально — отношение мамы и папы к ребенку также будет портиться. Раньше вы просто любили ребенка, а теперь ради него вы страдаете. И он будет страдать из-за того, что страдаете вы.

Находясь в «худом» браке, мужчина и женщина, как правило, искрят как два неизолированных провода. Они не могут жить спокойно — обсуждать рутинные дела или ходить вместе в кино. Они ругаются по поводам и без. Ребенку в такой обстановке очень плохо.

Чтобы понять, что чувствует сын или дочь, будучи участником родительской «войны», представьте, что вы работаете в офисе, и рядом с вами постоянно бранятся двое коллег — кричат, хлопают дверьми или, может, даже швыряются предметами. Удобно вам будет существовать в таком климате?

Вполне вероятно, ребенок станет думать, что родители ругаются из-за него. В некоторых случаях чувство вины со временем будет еще и расти. Подобные мысли чаще всего появляются сами собой — их невозможно предотвратить и необязательно озвучивать. Навязчивая идея о том, что он ведет себя неправильно, что он плохой, приведет ребенка к печальному выводу: если бы не он, родители жили бы хорошо.

Когда у нас с женой будет ребенокИсточник: Кадр из фильма «Ветер перемен»

Какие у этого могут быть последствия? Неизвестно. В лучшем случае — с данной проблемой ребенок во взрослом возрасте придет к психологу. В худшем случае не исключен суицид.

Где-то посередине — энурез (недержание мочи. — Прим. ред.), ухудшения в учебе, проблемы со сверстниками. Возможно, ребенок станет заниматься буллингом или же ситуация приведет к жестокому обращению с животными.

Вероятно, ребенок просто уйдет в себя.

Когда человек чувствует вину, он зачастую начинает злиться на того, кто является источником его дискомфорта. Поначалу это ощущается примерно так: я вижу проблему — я хочу все исправить. Как? Компенсировать. Беда в том, что способ компенсации чаще всего неочевиден.

Так ребенок, которому постоянно повторяли, что несчастливый брак продолжался только ради него, чтобы избавиться от назойливого груза ответственности за чужие страдания, начинает злиться. Злость в этом случае — способ получения энергии для преодоления препятствия. Печально, но порой со временем чувство вины перед родителями перерастает в лютую ненависть по отношению к ним.

Бытует мнение, что ребенок может специально разболеться, чтобы сплотить родителей. Это сказки. Ребенок начинает болеть из-за хронического неконтролируемого стресса. Из-за него снижаются защитные функции организма, и он становится более уязвимым для любых вирусов и инфекций.

Точно так же ребенок вряд ли будет специально вести себя из рук вон плохо, чтобы «починить» семью. Подобное может случиться, только если семья в самом начале кризиса. Тогда, вероятно, ребенок захочет что-то такое отчебучить, чтобы родители отвлеклись и замкнулись на нем. Один-два раза эти странные меры помогут — семья сплотится, но потом, если проблемы есть, они вернутся.

Вопреки расхожему мифу, ребенок не будет в будущем ругаться, просто потому что мама с папой ругались. Люди, как правило, копируют то, что им нравится.

Вот, например, родители каждую субботу собирались за столом на большой семейный ужин — ребенок захочет повторить эту традицию. Все плохое станет антипримером.

Нужно сильно постараться, чтобы дети считали крики и ссоры чем-то нормальным, — дети не дураки.

Однако ребенок может перенять родительскую конфликтную модель общения в своей взрослой жизни просто потому, что он не будет знать других вариантов. Тогда ему просто придется ругаться. Ну а как себя должен вести человек, который не научен альтернативным способам решения проблем?

Он станет делать то, что он умеет, а в его арсенале окажутся только повышенный голос, претензии и обиды.

При этом, если дети будут постоянно наблюдать рядом с собой конфликтные отношения близких людей, весьма вероятно, впоследствии они вообще не захотят жениться или выходить замуж. Зачем им вечные ссоры? Родители ругались, бабушки с дедушками ругались, а потом еще и развелись — ребенок откажется наступать на те же грабли. Лучший способ не допускать подобное — не заводить семью.

Ребенок уязвим гораздо больше, чем взрослый человек, потому что он сам о себе не может позаботиться. Он внимательнее следит за тем, что происходит в семье, ведь предположительно это единственное место, где его берегут.

Когда у нас с женой будет ребенокИсточник: Кадр из фильма «Валентинка»

Именно поэтому от детей почти никогда не удается скрыть проблемы в браке. Даже если родители, отказавшись от развода, договариваются не конфликтовать при детях, они все равно ведут себя не точно так же, как когда у них на самом деле все было отлично.

Например, раньше они часто улыбались, а теперь улыбаются пару раз в день, да и то натянуто. Раньше, когда папа уходил, он целовал маму в губы, а сейчас — целует в щеку. Подобные моменты заметны любому человеку.

Но взрослые зачастую погружены в свою жизнь — они могут пропустить нечто якобы незначительное. Дети же замечают такое чаще.

Нет доказательств того, что неполные семьи из-за своей неполноты порождают проблемы.

Навязшие в зубах утверждения о том, что, мол, мальчик, воспитанный мамой, не видит мужского поведения и становится тряпкой, а девочка, оказавшаяся в такой ситуации, впоследствии ищет не партнера, а утраченного отца, — это все чушь.

Люди, которые верят подобным теориям, рассуждают примерно так: у меня с женой жизнь не сложилась, но она же была из неполной семьи — что с нее взять. Все остальные факты человек не замечает (это называется предвзятостью подтверждения) ­— он видит только то, что хочет и что укладывается в его картинку.

При этом российские исследования показывают, что у детей матерей-одиночек действительно порой больше проблем, например, с учебой или со сверстниками. Но тут дело не в том, что мама и папа живут в разных квартирах, — дело в социально-экономическом статусе. Это вопрос ресурсов и их отсутствия, а не полноты или неполноты семьи.

Если мама может проводить с ребенком достаточно времени, если она много и искренне общается с ним, всячески участвует в его жизни, у ребенка все отлично.

На месте мамы в этом примере может быть любой другой близкий человек, с которым установился хороший эмоциональный контакт (сосед, дядя, старший брат), — в такой ситуации ребенок не будет обделен теплом.

Проблемы возникают, когда мама крутится на двух работах и некому ее заменить — некому прийти на детское выступление, не с кем поговорить о конфликтах с одноклассниками. Так ребенок становится педагогически «запущенным», «недосмотренным» — и возникают проблемы.

И, что еще существенно, никто никогда не анализировал, насколько сложными становятся дети, которые растут в конфликтной среде. А они ведь могут быть еще более «запущенными».

Есть ли удачный момент для развода с точки зрения ребенка? Да, но он не зависит от возраста, если мы говорим о детях старше 6 лет. Это момент, когда ссоры и крики вообще не прекращаются.

В таком случае ребенок просто сам говорит родителям спасибо, когда они, наконец, разводятся.

«Они так меня достали, мне совсем не надо было, чтобы они сохраняли брак ради меня, — лучше бы они ради меня сохранили тишину», — подобная точка зрения встречается довольно часто.

Когда у нас с женой будет ребенокИсточник: Кадр из фильма «Вики Кристина Барселона»

Легко ли ребенок переживет развод или нет, предсказать сложно и зачастую от возраста это не зависит. При этом некоторые исследователи утверждают, что подростки переживают развод тяжелее, чем дети помладше. Особенно катастрофичен в этом случае распад брака, случившийся из-за измены. Тот, кто изменил, становится разрушителем семьи.

Читайте также:  Чем объяснить поведение мужчины

Брак нужно сохранять, только если вы хотите жить с этим партнером. Если вы боитесь жить не вместе, брак спасти не удастся — по крайней мере, счастья он не принесет. Над желанием существовать бок о бок, безусловно, можно и нужно работать — стоит открыто говорить о своем недовольстве, предлагать пути решения проблем, искать компромиссы.

При этом важно, чтобы желание сохранить брак было обоюдным. И двое не просто должны хотеть этого — они должны деятельно во всем этом участвовать, прикладывая серьезные усилия.

Важно понимать, что проблемы в браке — результат неправильного поведения.

А поведение — это навык, который в свою очередь формируется путем постоянного повторения того или иного действия. Нельзя сказать, что с этого момента у нас все будет хорошо, — не будет. Правильная формулировка — с этого момента мы будем учиться жить по-другому. Чтобы прогресс стал ощутимым, потребуется время.

Полгода — это, как правило, самый минимальный вариант. Год — более реалистичный срок.

Кстати, по поведению детей можно предположить, какие отношения сложились между мамой и папой. Листайте галерею:

Что можно сказать о браке по поведению ребенка

Все о разводе: как защитить ребенка и когда все же стоит сохранить семью

«Где два — там и три, а где три — там четыре»: почему люди становятся многодетными родителями — Лайфхакер

Эта статья — часть проекта «Один на один». В нём мы говорим об отношениях с собой и окружающими. Если вам близка тема — поделитесь своей историей или мнением в х. Будем ждать!

Зачем вам столько? А как же личная жизнь? Вы что, не умеете предохраняться? Семьи, в которых много детей, часто вызывают удивление и шквал вопросов. Чтобы ответить на них, мы поговорили с двумя многодетными родителями.

Их пути очень разные: Ольга сначала не планировала рожать, но спустя время «сторговалась» с мужем на четверых дочерей, а Семён и его жена всегда хотели большую семью и даже решились на усыновление.

Узнайте, как эти люди преодолевают сложности и в чём находят счастье.

История 1. «Я отстрадала потерю карьеры и начала перестраивать свою жизнь»

О первых родах

У меня сейчас четыре дочки 11, 7, 5 и 3 лет. Честно говоря, до определённого возраста я детей не очень хотела и не планировала: занималась карьерой. Первая беременность получилась случайной, и пришлось их полюбить.

Когда я узнала, что у меня будет ребёнок, то слегка испугалась. Побежала советоваться с мамой и подружками и в итоге решила рожать. К тому моменту мне было 32 года, а тикающими часиками нас всех пугали с детства.

Мой первый муж и папа решили мне помочь: договорились о платных родах в частной клинике. Но, когда всё началось, у заведующей роддомом был день рождения, который она праздновала в Турции. Поэтому меня принял дежурный врач из обычной сонной бригады, который ничего обо мне не знал.

Мне сделали эпидуральную анестезию, положили в родзал и куда‑то ушли. Анестезия действовала час. В это время я была одна, без персонала и даже санитарки. Не было никого, кто бы мог сказать, что со мной всё будет хорошо, кто накрыл бы меня одеялом.

Я лежала почти голая, мёрзла на клеёнчатой кровати, в руке катетер, подо мной только одноразовая пелёнка и ужасные мысли: «Что делать, если схватки снова начнутся?» И они начались. Меня трясло от страха и боли. Я стала кричать, звать на помощь.

Это было как 250 переломов одновременно, будто меня переезжает каток, а я не теряю сознание. За свои деньги я ждала хотя бы внимания и присутствия кого‑то рядом.

Через два часа после того, как я родила, ко мне в палату зашли счастливые родственники с цветами и улыбками. А я только что пережила адище, лежу и совершенно не понимаю, что мне делать с человечком, который орёт у меня под боком.

Это были самые жуткие роды в моей жизни. Я решила, что никогда больше не буду платить врачам неофициально. Да и вообще больше не хотела рожать.

С появлением первой дочери моя жизнь круто изменилась. Мне пришлось оставить карьеру, хороший достаток и впасть в зависимость от мужчины. Я не знала, как вести себя с ребёнком. Книжки и теоретические знания не помогали. Было очень страшно.

Когда дочери исполнилось полтора года, мы развелись с мужем, и я осталась одна. Пока ребёнок не пошёл в садик, я полностью зависела от него. Конечно, мне помогали близкие родственники и родители, я ходила к психотерапевту и в какой‑то момент попробовала нанять няню. Но я бы назвала этот период одним из худших.

О новой семье

Следующий ребёнок родился от второго брака и был очень желанным, потому что рядом со мной был совершенно другой мужчина: включённый в детей, меня, быт и семью. Он спал с дочерью, когда надо было — кормил. Это очень изменило моё отношение к детям.

Иллюстрация: Анна Гуридова / Лайфхакер

Если после появления первого ребёнка я подумала: «О боже мой, что будет с моей жизнью!», то второй раз это скорее было восторженное удивление: «Ух ты, как же я теперь буду жить!», ведь двое детей у меня в первый раз. Было интересно, хотя и по‑прежнему трудно. Но я уже более‑менее адаптировалась к жизни с младенцами.

На двоих детях мы не остановились. Мой муж хотел больше, и мы с ним постоянно торговались.

Он говорил: «Семь!», а я орала: «Нет, никаких семь, давай четыре!»

И мы договорились на четыре девочки — он именно их хотел. У нас до сих пор живёт шутка, что я всех рожаю ему и лучшая мама в семье — папа.

Ну и как‑то так получилось, не очень осознанно. Я думала, где два — там и три, а где три — там четыре.

Я отстрадала потерю карьеры и начала перестраивать свою жизнь совершенно по‑другому. Из HR‑директора крупной компании стала никем, а потом потихонечку начала заниматься психотерапией. И поняла, что мне не сложно учиться на психотерапевта и рожать детей в процессе. Например, моя младшая дочь появилась на свет в перерыве между сессиями.

Роды больше не пугали меня неизвестностью, как в первый раз. Я уже прекрасно понимала, чем ложные схватки отличаются от настоящих, сколько времени между ними проходит и как дышать. Я знала, что делать и как устроен мой организм. Могла дать инструкцию врачу и мужу.

Об опыте родительства

При рождении нового ребёнка старшим достаётся меньше внимания. Но таков закон джунглей. Пока я занята младшей дочерью, муж больше сосредоточен на остальных: укладывает спать, читает сказки, больше целует и обнимает.

Не разорваться между детьми мне помогла поддержка супруга и то, что я перестала паниковать. Мамы обычно переживают: «Ой, я травмирую своего ребёнка, если уберу его от груди на столько‑то времени. А если что‑то другое сделаю — это ещё одна травма».

Я поняла, что не травмировать детей невозможно. Просто старалась не делать этого специально, а если что‑то случалось — максимально сглаживать. Я же не богиня материнства.

Знания по психологии помогали мне избежать тревоги, лишних телодвижений и быть более‑менее счастливой и спокойной.

Чем больше детей, тем проще ты к ним относишься. Мои ели корм собаки, и максимум, что могло произойти, — понос.

Все страхи я отработала на первом младенце. Например, вызывала скорую по несколько раз в неделю из‑за простой температуры. Теперь я знаю, что делать, если кто‑то отравился, когда давать жаропонижающие и в каком случае звать врача.

Когда детей много, они играют, развиваются, социализируются — есть здоровая конкуренция. Этим летом одна дочка была у бабушки, другая с няней, третья в лагере, а четвёртая сидела дома, и ей было скучно. Мне хочется верить, что всем вместе лучше.

О многодетности

Можно притянуть за уши позитивные стороны в духе «четверо детей — в четыре раза больше любви». Но у меня нет мыслей, что дочери будут меня обеспечивать в старости или что они обязаны любить меня так, как мне это необходимо.

Я просто живу и радуюсь. А иногда злюсь, потому что дети не всегда приятные люди.

Например, мы пару лет назад въехали в новую квартиру. Сделали ремонт — правда, частично. До сих пор не можем закончить, потому что дочери разрисовывают стены, отковыривают ручки шкафов, портят мебель. Приходится с учётом этого организовывать свою жизнь.

Не стоит забывать и о материальной стороне: дети очень дорого обходятся. Например, купили одной новую куртку, а другой не купили — скандал. Приходится брать сразу в четыре раза больше вещей. Это стимулировало меня и мужа чуть активнее зарабатывать.

Нельзя предсказать, когда дети заболеют, поэтому я ничего не могу запланировать. В таких случаях приходится отменять мероприятия или нанимать няню. Так что я каждый день обнуляюсь.

Плюс мы не можем отправиться в отпуск всей семьёй: пока не заработали столько, чтобы вшестером уехать в Турцию или Египет.

О том, что стоит знать молодым родителям

Проверяйте фантазии, которые вас тревожат, на реалистичность. Советуйтесь с людьми, у которых уже есть более‑менее позитивный опыт. Меньше слушайте бабушек и не обращайте внимания на то, что говорят посторонние. Ориентируйтесь на себя, свой уровень достатка, свободы и психологической устойчивости.

Если вы думаете о том, чтобы родить больше детей, и вас парализует страх, то лучше не надо. А если опасения касаются каких‑то материальных вещей — найдите себе работу получше.

Больше разговаривайте с партнёром. Рождение детей, с одной стороны, сближает, а с другой — вносит разногласия. Если это первый или даже второй ребёнок, то мужу важно осознать, что теперь большая порция внимания будет уделяться младенцу, а не ему. Конечно, женщина может разорваться, но тогда никому из вас не хватит здоровья, чтобы осилить прежний образ жизни.

Перед беременностью важно обсудить реалистичность затеи.

После рождения ребёнка женщина какое‑то время остаётся беззащитной и финансово зависимой. А может, так будет всегда, если она не захочет выходить из декрета. Тогда важно понимать, кто и какую часть обязательств берёт на себя. Можно начать работать, если ребёнку два месяца, но тогда в декрете должен сидеть муж, что сейчас начинают внедрять в разных странах.

Можно приглашать бабушку, но это не лучший вариант. Например, у меня есть правило, что конфеты детям я даю не просто так, а когда они поели или что‑то сделали. Но она почему‑то считает, что сладости можно давать, когда ей хочется.

Бабушки часто нарушают правила, которые есть в семье. В итоге дети растут в хаосе и не понимают, какой реальности верить. Когда я сказала всем бабушкам «до свидания», жить стало намного легче. Но если это адекватный человек, который будет делать то, что просит молодая мама, — это другой вопрос.

История 2. «Я стараюсь не говорить, сколько у меня детей»

О рождении первой дочери

Мы с женой в браке уже почти 14 лет. Когда ещё встречались и планировали жениться, выяснили, что оба хотим детей. Сейчас у нас их четверо: 13, 8, 7 и 4 года. Двоих из них мы усыновили.

Первый ребёнок появился, когда мне было 21, а жене 20. В каком‑то смысле мы тогда кайфовали. В молодости всё было проще, например, обходиться без сна. И дочь у нас получилась беспроблемная: спала, ела, не капризничала.

Читайте также:  Соколиный Глаз: магические свойства, кому подходит по знаку зодиака, значение и стоимость украшений с камнем

Все трудности были связаны с получением нового опыта. Тебе говорят: «Расслабься, это просто простуда!», но ты видишь, что ребёнок горячий, и не знаешь, что делать. Но жене всё-таки было сложнее.

Она физически страдала во время беременности, и ответственности на ней в нашей семье было больше. Я много времени посвящал работе и старался помогать супруге, поддерживать её.

Это требовало определённой дисциплины.

Но через какое‑то время мы поняли, что дети — это не так страшно, как казалось, и захотели ещё.

Об особенном сыне

В два года дочь стала намного автономнее и начала ходить. Теперь можно было нанять няню или отдавать ребёнка бабушкам. Это сразу освободило много времени, и мы решили, что хотим сейчас отстреляться, а потом уже наслаждаться жизнью.

К сожалению, вторая беременность закончилась неуспешно. Через пару лет мы попробовали ещё раз, и уже родился наш второй биологический ребёнок. Он получился особенным: из‑за больших проблем со здоровьем наш сын не ходит и не разговаривает.

Врачи рекомендовали нам больше не рожать.

Мы тяжело переживали эту ситуацию, поэтому сложно сравнивать эмоции от рождения первого и второго малышей. Это совершенно разные дети.

Об усыновлении и удочерении

Мы давно обсуждали возможность стать приёмными родителями и знали, что рано или поздно это сделаем. Через пять лет после рождения сына мы подумали удочерить девочку 1–2 лет. В принятии этого решения участвовала наша биологическая дочка. Ей уже было 10, поэтому говорили вместе и советовались. Она была за и до сих пор нас в этом поддерживает.

В социальной службе нам порекомендовали расширить критерии поиска, чтобы появилось больше вариантов. Поэтому мы сообщили, что нас интересуют 1–2 ребёнка в возрасте до шести лет.

Как только мы получили статус усыновителей, уехали в отпуск. На следующий день нам позвонили и сказали, что есть дети, которые нам подходят: девочка двух лет и её братик пяти лет. И спрашивают: «Интересно?» Мы немного офигели, подумали и сказали: «Да, давайте посмотрим».

Это были первые дети, которых нам предложили, и мы сразу согласились.

После усыновления мы поняли, что ребята нас не любят, потому что не умеют этого делать. В детдоме их просто не научили обращаться с собственными эмоциями. Было сложно: ты заботишься о человеке, даёшь ему своё тепло, а в ответ ничего. У нас ушло два года на то, чтобы это изменить.

Об отношении окружающих и стереотипах

Мне грустно от отношения к многодетным в нашем обществе. Я даже стараюсь не говорить, сколько у меня детей и кто биологический, а кто усыновлённый, потому что это очень удивляет людей: «Вау! Да ладно! Зачем так много? А зачем усыновили?»

Например, в процессе усыновления у нас был суд, который рассматривал возможность передать опеку. И судья спросила: «Зачем вам это?»

Я ответил: «Я люблю детей. Я хочу детей. Я не знаю больше зачем. Что значит зачем?»

Меня вводит в ступор этот вопрос. А зачем вы едите хлеб и пьёте воду? Я был счастлив оттого, что у меня есть папа и мама и они не разведены, а любили и любят друг друга. Я видел этот пример. Дети не должны быть без родителей.

Более взрослые люди часто говорят, что мы обременили себя детьми и загубили молодость. А сверстники считают, что у многодетных мало шансов чего‑либо добиться в жизни. Но дети не становятся камнем на шее. Это, безусловно, определённый вес, уменьшение мобильности, но всё очень сильно зависит от организованности и желания.

У нас есть трое здоровых и активных детей, у которых свои школы, кружки, курсы. И есть ребёнок, которому нужен особый уход. При этом мы с женой успеваем ездить в отпуск, заниматься хобби, мы смотрим кино и сделали ремонт. Мы живём полноценной жизнью.

Чем больше детей, тем более важна дисциплина для родителей. Каждые полчаса ты начинаешь воспринимать как эффективное время. Если заранее синхронизировать друг с другом задачи и следовать графику, то всё можно успеть. И устаёшь при этом не больше, чем человек, который с девяти до шести сидит в офисе, а потом добирается домой и отдыхает.

Иллюстрация: Анна Гуридова / Лайфхакер

Дети появлялись по очереди и по чуть‑чуть влияли на карьеру. Мы живём полным составом уже два года, и как раз в это время я начал работать в команде руководителей в большой медиакомпании. До этого я восемь лет строил бизнес.

Нужно отдать должное жене, которая максимально старалась высвобождать меня для бизнеса, а сейчас для работы. Она взяла детей на себя, и я смог развивать свою карьеру. При этом жена ещё успевает зарабатывать деньги: занимается фрилансом и помогает мне по некоторым проектам. Поэтому вопрос только в максимальной организованности.

О внимании к детям

Есть расхожее мнение, что при появлении нового ребёнка предыдущие начинают получать меньше внимания и сильно от этого страдают. В детстве мне казалось, что сестру больше любят, а ей казалось, что меня. Это детская зависть, невоспитанность или незрелость. С этим просто нужно работать.

Мы с женой были уверены: если будет один ребёнок, то он станет избалованным и вырастет эгоистом. В моей жизни встречалось много таких примеров. Мы хотели, чтобы в семье был детский коллектив. Чтобы человек знал, что нужно делиться и что он не пуп земли.

Мы вообще не переживали, что кому‑то может недоставать внимания, потому что любим детей и всё свободное время уделяем им. Как распределять его между ребятами — это другой вопрос. Но оказалось, что всё достаточно просто.

Ты общаешься с детьми по очереди или играешь со всеми вместе. Они все разного возраста, и им нужно разное. Я чувствую, что давно с этим не обнимался, этого не целовал, а с тем не разговаривал — ориентируюсь на ощущения.

О большой семье

Меня греет мысль о будущем большом семействе. Я представляю, что когда‑то у всех появятся свои дети и заботы, а потом мы будем собираться на праздники в одном доме. Нас с женой это очень привлекает, поэтому мы готовы проходить через какие‑то трудности сейчас.

Недавно я общался с товарищем, который долго думал завести детей, но в итоге завёл кота. Он рассказывает, что животное ложится ему на живот, мурчит, и от этого сразу становится хорошо, настроение поднимается.

Я с улыбкой на такое смотрю, потому что дети — это как сто котов.

У людей есть потребности в воспитании, направлении, продолжении рода. И они говорят: «Нет, не хочу напрягаться, лучше заведу кота или собаку». Среди моих друзей и знакомых эта мысль не пользуется популярностью, но я всегда прямо говорю, что домашнее животное не должно заменять идею о продолжении вашей семьи. А если не хотите продолжать, то есть множество детей, которые сидят без родителей.

Конечно, всё это накладывает определённые ограничения. Например, мы не так мобильны, как люди без детей. Но если у вас есть хотя бы один ребёнок, то вы примерно в такой же ситуации, как и мы с четырьмя. Хочешь поехать в отпуск, а няня заболела или бабушки с дедушками не хотят помочь — ты не едешь в отпуск, и неважно, сколько у тебя детей.

Ещё один минус — воспитательный процесс. Он забирает ресурс — нервы и силы. Но не было бы детей, что‑то другое забирало бы мои нервы и силы. А так я вкладываю их в будущих людей. Моя задача — создать хороших представителей общества, благодаря которым потом будет что‑то меняться.

О том, что стоит знать молодым родителям

Дети не должны становиться центром жизни. В первую очередь это скажется на отношениях супругов. Нужно сделать всё, чтобы не бросать работу.

Муж должен позаботиться о том, чтобы жена не сосредотачивалась только на детях. От этого будут страдать все. Помогите ей найти хобби или подработку. Следите за её здоровьем — физическим и, что важнее, ментальным.

А если боитесь заводить много детей, то просто представьте себе холодный бассейн. Нужно закрыть глаза, сгруппироваться и прыгнуть бомбочкой. А там уже всё равно долетишь, плюхнешься, выплывешь, согреешься, ещё и эмоции крутые испытаешь. И потом долго всем будешь рассказывать.

Мужчины и дети после развода

Мы привыкли сочувствовать женщинам после развода: они в одиночку воспитывают детей, выпрашивают алименты, пытаются наладить личную жизнь. И мужчины, ну что, ну просто платят алименты, некоторые не платят, ну просто водят ребёнка в кино в лучшем случае.

Но хочется послушать уже их, отцов в разводе, и послушать их – выросших детей таких отцов. И хочется уже разобраться в том, кто имеет больше прав на ребёнка после развода и больше обязанностей.

И как должны складываться отношения «бывших», навсегда связанных детьми. 

У нас с бывшим мужем вечный спор: кто имеет больше прав на ребёнка. При разводе ребёнок остался со мной, и её папе кажется, что это несправедливо. Я считаю, что, конечно, мать имеет больше прав: она тратит свое здоровье и время на вынашивание и кормление. Беременность – рискованное биологическое предприятие, роды ещё более рискованны и болезненны до степени адских мук.

Больше ответственности, участия и рисков — больше прав. Это логично. Когда научитесь вынашивать и рожать, тогда и будете требовать абсолютного равноправия. Но иногда мне кажется несправедливо, что дочь проводит со мной будни, а с папой на выходных ходит развлекаться. Получается, мама – это будни, а папа – это праздник.

Когда она станет подростком, я, пожалуй, соглашусь, чтобы она переселилась на годик к папе. Пусть бы он на 100% реализовал и права на неё, и обязанности свои. Хотя, может и есть смысл пораньше её к нему на полгодика отправить. Чтобы он прочувствовал радость отцовства с вождением в детский сад, больничными, прогулками по вечерам вместо пивка с друзьями и свиданок.

Вряд ли его новым женщинам понравится такое, разбегутся.

В общем, я так сказал себе: ты мужик и должен понимать, что пока не начнешь диктовать свои правила, ничего не изменится. Я женат второй раз. Дочь от первого брака очень полюбила мою вторую жену. У них это взаимно. Первая жена от этого никак угомониться не может.

А скоро родится второй ребенок. Только деньгами получается заткнуть поток необоснованной грязи и оскорблений. Точнее отсутствием денег. То есть, только алименты. Чем жестче, тем быстрее и безотказнее действует.

И лучше всего, когда алименты не больше двух тысяч рублей – тогда она готова слушать.

Мои дети после развода остались с отцом. Мы хорошо всё устроили: я живу в соседнем доме. Мой бывший муж — очень разумный человек, который искренне любит детей и всё делает для них. Но первые два-три года после развода всё равно было очень сложно. Хочешь погулять с детьми — спроси разрешения. Спрашиваю. Нельзя. А почему? А не твое дело.

Но я понимала, что с ним происходит, и, хотя плакала по этому поводу, не выдавала ничем своих чувств и продолжала общаться с ним спокойно, не воевала ни разу, общалась с детьми столько, сколько мне было позволено, и качественно. Чем дальше, тем легче. На мои отношения с детьми повлиять не может никто. Мои отношения с бывшим — деловые.

Читайте также:  Когда я поеду к мужу

Скажу как ребёнок разведённых родителей. Вот у меня был прекраснейший папа, я его обожала. Но пил, время от времени уходил в запой. И когда «грянет» — не угадаешь. И вот я из детства помню прекрасное: папа меня регулярно забывал забрать из сада, когда была его очередь.

Или вот во время папиного отпуска я проводила часть времени в «кафе», уныло поедая стопятидесятое мороженое, пока папа пиво пьет. Нет, он и в зоопарк меня водил, но потом все равно мороженое.

Так повспоминаешь, и вполне понятно желание некоторых женщин ребенка на пушечный выстрел к отцу не подпускать.

Я «выкупил» своего ребёнка. Сделал бывшей жене предложение, от которого она на смогла отказаться – купил ей квартиру в обмен на то, что сын будет жить со мной. И теперь мы живём с моей новой женой и сыном втроём, а она навещает ребёнка, берёт его с собой в отпуск и т.д. Знаете, для неё всегда очень важна была работа, и кажется, всех в итоге устроила эта ситуация.

Я сплошь и рядом вижу, как матери паразитируют на детях. Алименты тратят не только на ребёнка, но и на себя, на свои путешествия. Ребенок в такой ситуации просто средство для зарабатывания денег матерью. Он ее кормилец.

Как личность ребенок не рассматривается никак. Я не согласен содержать чужую мне женщину. Поэтому я в этой ситуации не давал денег, а покупал сыну одежду, игрушки, велосипеды, канцелярские товары.

Чтобы это уж она точно на себя не смогла потратить.

Я не разведена и не планирую, у нас, вроде бы, всё хорошо. Но меня очень пугают разводы. Пугает именно поведение отцов.

Практически во всех семьях, родители в которых развелись на моих глазах, дети становятся папам не нужны. А бедные мамы чего только не делают, чтобы ребенок не чувствовал себя брошенным.

И напоминают о дне рождении заранее, и подарки сами покупают. А папы заводят новые семьи или вообще не понятно где и с кем.

Мне было 12, когда родители были на грани развода: ссоры каждый вечер, скандалы, а ночью, когда мы с сестрой уже спали, мама могла забежать к нам в комнату, выдернуть обеих из постелей и орать папе: «Вот, запомни их! Потому что ты их сегодня в последний раз видишь!». Я искренне не понимала, почему так. Я не оправдываю папу — он поступил оскорбительно по отношению к маме, но и маму я ни тогда, ни сейчас понять не могла и не могу. Помню, как плакала и спрашивала ее: «А мы-то тут при чем?»

Не понимаю, зачем бороться за детей. Биологически оправдано, когда мать детей держится за их отца. Если она не держится — то его стремление их отнять — это атавизм.

Мой хороший знакомый, когда развёлся — естественно, походил, поныл, жена его тоже шантажировала ребёнком. А потом женился на другой женщине, у них тоже ребёнок общий родился.

И всё, о первом ребенке он и не вспоминает вообще, только алименты переводит. Зачем жить прошлым?

У меня такая проблема: мы развелись с женой в прошлом году, они с ребенком теперь живут в другой стране. Мы договаривались, что я по скайпу буду общаться с дочкой раз в неделю. Пару месяцев так и было, но в какой-то момент мы поругались с женой (с ней вообще стало очень трудно поддерживать отношения), и после этого общение прекратилось.

На мои вопросы жена отвечает, что «ребенок не хочет с тобой говорить». У меня такое впечатление, что жене стало как-то безразлично, какие у меня отношения с дочкой, и будут ли они вообще. А заставить ее я не понимаю как можно. И грустно от того, что, видимо, общаться с дочкой я буду раз в год, когда сам буду приезжать к ним, в их страну. Я боюсь, что дочка меня забудет.

А ведь я сидел с ней до трёх лет, пока жена работала.

Моя бывшая жена не хочет, чтобы я встречался с ребёнком, такое возможно только в её присутствии. А я не могу так и не хочу. Разговоры ни к чему не привели, пришлось идти в суд.

Теперь собираю разные справки – что я не наркоман и не алкоголик, что у меня есть жилплощадь, что я вменяемый – чтобы иметь возможность видеть собственного ребёнка. Мужчины, за детей нужно бороться.

Нужно гасить эмоции, успокаиваться и идти в суд, а не обменивать своего собственного ребенка на деньги и подарки, унижаться.

У моего мужа есть дочка от предыдущего брака, мы ее очень любим, но его бывшая творит какие-то странные вещи.

Поменяла в телефоне ребёнка номер отца, чтобы она не могла позвонить, разбивает якобы случайно наши подарки (планшеты, телефоны), не пускает её к нам с ночевкой, «вырывает» ее из совместных выходных.

В общем, неприятная ситуация, и каждый раз попытка встретится превращается в цирковое представление. Это печально, что детьми манипулируют.

Мне кажется, что самое страшное в ситуации развода – это когда дети становятся каким-то оружием, способом побольнее отомстить бывшему мужу или бывшей жене.

Мне тут недавно рассказали, что муж отсудил у бывшей жены дочь, увез в другой город, общаться не дает, поселил в отдельную квартиру с меняющимися нянями (чтобы не привязывалась), судится на предмет отъема у матери родительских прав и собирается сменить дочери имя. Это по-настоящему страшно.

Или другая история – муж платил 12 лет жене алименты, неофициально. Платил регулярно, всё было нормально. Но что-то они потом рассорились, и она сказала: пойду в суд и взыщу с тебя за все эти 12 лет. Нельзя так. Нельзя, чтобы дети в какую-то войну втягивались.

Честно говоря, я бы хотела, чтобы у моего мужа совсем не было детей. Но у него их двое, и младшего он всё время приводит в нашу семью. У меня тоже ребенок от первого брака, дочка. Но вот это его чувство вины перед ребенком… Мужу всё время кажется, что он ему недодаёт, что ребёнок обделён.

В итоге, я чувствую себя функцией: готовлю, мою, стираю, глажу. Если мы выводим вместе куда-то детей, то я снова функция – детей надо развлекать разговорами, решать их проблемы. Мы не проводим время наедине,  мы всегда с детьми. Муж постоянно занят своим сыном, всё своё свободное время. Мне мало его.

И я не знаю, что с этим делать.

Я люблю свою дочку. Но совсем не знаю, о чём с ней разговаривать. Мы совершенно чужие с ней теперь, спустя два года после развода с её мамой. Так получалось, что это время я не общался с дочкой – бывшая жена истерила, вмешивалась, и я плюнул, решил подождать, пока успокоится.

И вот прошло два года, она успокоилась. Теперь никто не мешает мне общаться с дочкой, ей уже 11 лет. Но я не знаю, о чём с ней говорить. По телефону у нас возникают паузы, я мучительно ищу тему. Она отвечает односложно: «здравствуй», «да», «да», «хорошо», «спасибо». О погоде надоело.

Как дела? Она отвечает – нормально. Страшно, на самом деле.

Мне кажется, что в деле общения с ребёнком после развода папе очень важно в первую очередь сохранить или наладить хорошие отношения с мамой. Потому что если ребёнок маленький, то именно от мамы зависит, состоится ли общение – особенно, если часто приходится общаться через телефон или скайп. Например, ребёнку 3-6 лет.

Вы звоните, он может быть занят какой-то игрой или едой, и перед разговором его нужно подготовить, заинтересовать: «Вот папа звонит, подойди, расскажи ему, что ты сегодня делал. Расскажи, какую ты собаку сегодня видел» и т.д. А для этого нужна мама, которая может его подготовить и заинтересовать. Иначе все общение становится скучным и вам и ему.

Вы задаете ему малоактуальные для него вопросы, он через силу скупо отвечает.

Мне надо бы к психологу сходить. Я ловлю себя на том, что вижу свою бывшую в дочке. Дочке семь, но они очень похожи. И так меня бесит эта манера кривить рот, и поводить плечами как-то брезгливо, и вообще, вся её фигура, форма ног – всё это после нашего ужасного развода меня дико бесит. И бесит, что моя дочь – копия этой стервы. И что с этим делать?

У нас после развода было по-всякому, но теперь, я считаю, что всё наладилось. Спустя три года после развода мы имеем следующее: я живу со своей подругой, моя жена снова вышла замуж и живёт в этом же подъезде на другом этаже. Я купил квартиру специально поближе, это было наше решение.

Мы все находимся в совершенно здоровых цивилизованных отношениях: ходим друг к другу в гости, пару раз даже в отпуск все вместе ездили. Окружающие, конечно, приходят в ужас, когда слышат, что мы не воюем, не оскорбляем друг друга, не игнорим, не настраиваем враждебно детей, не запрещаем им общаться с новыми партнерами папы и мамы.

Но по мне – как раз у нас всё нормально. Если я привожу детей на тренировку, моя бывшая жена или её муж забирает, и это всем удобно. Мы делимся друг с другом машинами, если у кого-то сломалась. Если кому-то надо сходить к врачу или ещё куда, дети остаются с тем, кто свободен в этот момент.

В общем, давайте жить дружно и относится друг к другу доброжелательно – детям будет только лучше от этого.

Если бы мне сказали это в мои 20, я бы не поверил. Да и в 30 бы не поверил. Но сейчас мне 41 и я понимаю, как это классно — иметь сына. Как это необходимо мужчине.

Я вижу, как мой умерший дед посредством меня тоже принимает участие в воспитании – я же несу в себе его воспитательные принципы, его истории, наши с ним общие рыбалки и охоты. Мой сын тоже ездит со мной на рыбалки, я учу его разводить костёр – по методу деда моего. Я говорю ему, как я люблю его.

Ещё никому из женщин я не говорил столько о любви. Ни об одной женщине я не заботился столько, не начищал обувь, не укрывал ночами. Ничьих анализов я не относил в лабораторию, никому не читал вслух, ничьих фотографий не распечатывал на принтере А2 и не вешал у себя над кроватью. Только он, мой сын, мой единственный сын.

Я даже стирал ему пелёнки на руках, когда он был маленький. А теперь я умею угадывать его желания – это совсем несложно. У меня даже повышается температура, когда он болеет гриппом. Мне иногда кажется, мы сообщающиеся сосуды, нас двое, и нет места третьему. Конечно, у него есть мама, а у меня жена.

Но она где-то не в нашей системе, она где-то рядом, но не со мной. И я никогда не разведусь с ней, потому что сыну нужна полная семья. Мой сын имеет право на полную семью. Всё будет так, как лучше всего для него.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector