Потеряю ли я в ближайшее время нынешнюю работу

Ушедшие с российского рынка из-за санкций западные компании «высвобождают» более 200 000 работников.

Эта статистика не учитывает сотрудников компаний, которые производили сырье для фирм, покинувших Россию после начала военной спецоперации на Украине, обеспечивали логистические и прочие услуги.

Все, кто работал на зарубежные бренды на аутсорсе, тоже стали гораздо «высвобожденнее», в финансовом плане — точно.

И хотя правительство в ускоренном режиме разрабатывает меры поддержки для безработных и предпринимателей, сокращения сотрудников продолжаются. Финтолк расскажет, люди каких специальностей имеют максимальные шансы лишиться работы во время нынешнего кризиса.

Кто может лишиться работы в 2022 году

Проблема рынка труда сейчас не только в закрывающихся магазинах и производствах. У компаний возникают проблемы с приобретением комплектующих, сырья и аппаратуры для работы.

Офисные работники

Закрываются представительства иностранных компаний в России, работники офисов распускаются. Некоторые фирмы поддерживают своих сотрудников, платя им зарплату, но сколько это будет продолжаться — непонятно. Если вам повезло и вы сидите дома за деньги, то не тратьте время даром. Поищите без нервов и спешки альтернативные способы заработка — вдруг пригодится.

Торговые работники

Некоторые магазины закрываются из-за того, что уходит бренд, другие — из-за проблем с доставкой зарубежных товаров, третьи — которые и до того еле сводили концы с концами — из-за повышения закупочной стоимости.

Потеряю ли я в ближайшее время нынешнюю работу

Воздушное и морское сообщение России со многими странами прекращено, люди, которые занимались пассажирскими и грузовыми перевозками, остаются не у дел.

Сотрудники салонов красоты

В сложные времена людям не до красоты. К тому же цены на индустрию резко повышаются из-за удорожания иностранных средств и инструментов. Часть из них предпочтет закрыться.

Сохранять докризисные цены на услуги салонам невыгодно. Мастера маникюра и парикмахеры, косметологи и массажисты работать продолжат: в частном порядке, например.

Но всем, кто обеспечивал инфрастуктуру салона, скорее всего, придется искать новые рабочие места.

Фитнес-тренеры

Фитнес не является для большинства россиян первой необходимостью. Когда встает вопрос о том, от чего отказаться ради экономии: абонемента в зал, интернета или трех кило мяса, то всем сразу ясно, что здесь – слабое звено.

HeadHunter: все больше российских айтишников хотят уехать

Бармены, официанты, повара

В России очень много точек общепита иностранных брендов. Тот же «Макдоналдс».

Пока условный «Дядя Ваня» импортозаместит эту нишу, пока раскачается спрос на новую марку – все это время сотрудники кафе и ресторанов остаются один на один с неопределенностью.

Российские рестораны тоже испытывают трудности: приходится переделывать меню с учетом ограничений в поставках импортных продуктов и вообще всячески реагировать на вызовы судьбы. Иногда окончательной реакцией становится прекращение деятельности.

Сотрудники развлекательных центров

Развлекательные центры постепенно пустеют из-за снижения уровня жизни клиентов. Все больше семей предпочитает устроить день рождения своему ребенку в уютных и экономных условиях собственной квартиры. Аренда на коммерческую недвижимость при этом падать не собирается, что ставит вопрос рентабельности развлекательных заведений ребром.

Потеряю ли я в ближайшее время нынешнюю работу

Частные клиники обеспечивают себя препаратами и оборудованиями не как муниципальные — за госсчет, а своими силами. При подорожании этого всего они вынуждены повышать и цены на услуги.

Сервис становится по карману не всем, и люди уже готовы терпеть плохо отремонтированные стены и очереди в государственных поликлиниках в случае проблем со здоровьем.

Содержать большой штат в условиях ограниченного спроса становится невыгодно.

Работники автомобильных производств

Полностью своих автомобилей у нас нет. В любой максимально отечественной модели есть импортные детали, которые пока что взять негде.

Старые поставщики отказались от сотрудничества, а новых еще не нашли. Поэтому работники автопрома в зоне риска.

И это не говоря уже о вознесшихся ценах на автомобили при одновременном снижении доходов у потенциальных покупателей и ухудшении условий по кредитам.

Сборщики бытовой техники

Тут все то же, что с автомобилями: цены растут, рассрочки отменяют, стиралки и холодильники превращаются в объекты роскоши. При этом в России большинство техники только собирают из того, что привозят из-за границы.

Таксисты

31 марта сервис такси «Ситимобил» заявил, что уходит из России, «высвобождая» неназванное количество водителей. Оставшиеся на рынке компании-перевозчики столкнутся с износом парка и удорожанием обслуживания машин.

Интернет-маркетологи

Люди, которые занимались продвижением страниц в соцсетях и продажами с этих самых страниц, окажутся без работы, если не смогут резко перестроиться на оставшиеся или вновь изобретенные сети.

«Меня уволили»: что делать, если лишились работы — инструкция по выживанию

Что делать, если уволят

Для начала обратиться в службу занятости населения: вам, скорее всего, не найдут новое место работы с нормальной зарплатой, зато поддержат финансово. Получая пособие по безработице, вы хотя бы не умрете с голода, пока ищете источник дохода.

Работайте удаленно

Если в вашем городе нет подходящих вакансий, обратите внимание на удаленную работу: через интернет можно найти место в мегаполисе или даже за границей, успешно работать там годами и ни разу не приезжать в офис.

Потеряю ли я в ближайшее время нынешнюю работу

Рынок стремительно пустеет, и покупатели не находят на полках то, к чему привыкли. Если вы шьете, вяжете, делаете украшения или аксессуары, печете торты или собираете мебель, то у вас есть шанс найти клиентов на ваши произведения.

Переучивайтесь на востребованные специальности

В основном это инженеры, программисты и бухгалтеры. Понадобятся и юристы, в том числе в сфере банкротства и миграционного консалтинга. Растет спрос на образовательные услуги: учителя и репетиторы могут не переживать за свои доходы.

В 2022 году, как в любое смутное время, в обществе растет спрос на оккультные науки, гадания и гороскопы. Людей можно понять: им хочется знать о своем будущем чуть больше, чем ничего сейчас, когда аналитики говорят прямо противоположные вещи. Вдруг у вас откроется талант экстрасенса или целителя? Прибыльное, между прочим, дело.

Начинайте собственное дело

Не останутся без работы люди, которые связаны с коммерческим управлением, малым предпринимательством, запуском нового бизнеса. Именно частное предпринимательство способно вытащить экономику с низов, поэтому государство подготовило и уже внедряет программу поддержки малого бизнеса. Мы уже рассказывали, какой бизнес будет самым прибыльным в кризис.

Где заработать в кризис: 18 идей для бизнеса и подработки в 2022 году

Универсального совета, который подойдет всем людям, потерявшим работу, увы, не существует. Но мы рекомендуем выбирать новое место с учетом личных предпочтений. Если вас бесит написание кодов для программ, то сколько бы денег за это ни предлагали, на такой работе вы долго не протянете. Выбирайте из того, что могли бы делать с удовольствием.

Потеряю ли я в ближайшее время нынешнюю работу
Не хотим терять вас, давайте дружить! Подпишитесь на наш Telegram-канал, тут финансовые лайфхаки каждый день!

«Работу могут потерять около миллиона человек». Инструкция — что делать, если вас сокращают

Маргарита Логинова

В связи с событиями на Украине международные компании разрывают контракты с Россией, закрывают производство и перестают работать на территории страны.

IKEA приостановила работу магазинов, аналогичным образом поступили H&M, Mango, Bershka и многие другие бренды. Из-за этого тысячи россиян рискуют остаться без работы в ближайшее время.

«Такие дела» узнали у сотрудников международных компаний, как поступают с ними их работодатели, а также попросили экспертов оценить состояние рынка труда и дать советы тем, кто сталкивается с сокращениями.

Потеряю ли я в ближайшее время нынешнюю работу

Giorgio Grani / unsplash.com

Компании, которые взяли паузу

За две недели, прошедшие с начала «спецоперации» России на Украине, о приостановке работы или уходе с российского рынка заявили около 300 иностранных компаний в разных отраслях. Среди них McDonald’s, Coca-Cola, LEGO, Hyundai.

«Надо понимать, что многие международные компании пока взяли паузу и не ушли из России окончательно, — подчеркнул старший консультант Лаборатории карьеры Алены Владимирской Дмитрий Утукин.

— IKEA, большинство автопроизводителей, IT-компаний, крупный финтех, консалтинг, поставщики услуг приостановили продажи в России. Это связано не только с политической обстановкой, но и с волатильностью курса рубля, а также с нарушением цепочек поставок.

Они оставили для себя возможность быстро вернуться на рынок». 

Его слова подтверждает сотрудник IKEA из Санкт-Петербурга Иван (имя изменено по просьбе героя). Магазины торговой сети приостановили продажи в России с 4 марта. 

«У компании была очень сложная ситуация после ковида: многие предприятия останавливали производство, в связи с этим некоторые товары просто исчезали.

После ковида пришли нынешние обстоятельства, которые тоже очень сильно влияют на нас, многих товаров снова нет, — рассказал Иван.

— Я думаю, это одна из причин, по которой IKEA решила приостановить свою деятельность в России, — нет смысла продавать воздух. С точки зрения бизнеса это понятно».

  • Никаких политических заявлений для сотрудников IKEA не делала, добавил Иван.
  • «Это все чревато разными санкциями против них, а они строят бизнес, а не политику»
  • По словам Ивана, приостановка продаж также обусловлена трудностями с поставкой товаров.

«В России производят не так много товаров: несколько диванов, кроватей, посуду. Многое едет из других стран. Товары не смогут приехать, потому что будут сложности на границах, — отметил собеседник редакции. — Все заводы IKEA, которые находятся в России, приостановят производство по этим же причинам». 

Всего, по подсчетам Tinkoff Journal, в магазинах IKEA в России и Белоруссии работает около 15 тысяч человек. Иван отметил, что сейчас сотрудников компании не увольняют. По его словам, на протяжении трех месяцев они точно продолжат работать — в течение этого времени им обещали выплачивать зарплаты. 

«Мы ходим на работу, принимаем возвраты, занимаемся обменами, доставляем все купленные товары, которые люди успели приобрести до 3 марта. Нам сказали, что у компании есть в планах оставаться и оставлять сотрудников. Я думаю, они верят в быстрое разрешение кризиса и хотят сохранить тех людей, которых уже приняли на работу. Потому что новый персонал — это лишние траты», — отметил Иван. 

Жесткие сокращения

Жестко объявили о закрытии бизнеса в России и сокращении сотрудников лишь несколько предприятий. Среди них — нефтегазовые компании Shell и BP, консалтинговые Accenture и Hays, а также представители IT-сферы SAP и EPAM, уточняет Утукин. 

Читайте также:  Есть ли перспектива в отношениях с моим мужчиной

«Сотрудники этих компаний, как правило, имеют высокую квалификацию, востребованы на рынке. Мы уверены, что их шансы на релокацию или на получение интересных позиций внутри России максимально высоки», — уточняет эксперт. 

Специалисты Лаборатории карьеры Алены Владимирской пока не наблюдают крупного оттока персонала в России и массовых сокращений, отмечает Утукин. 

«Но это не значит, что они не последуют, — обращает внимание он. — Сокращениям будут способствовать не только отток иностранных компаний, но и общая экономическая рецессия, последствия которой мы начнем ощущать уже через несколько недель.

По разным оценкам, работу могут потерять около миллиона человек. Первые звоночки уже начинают поступать. Кого-то сокращают, соблюдая все трудовые права.

К сожалению, уже есть факты давления на сотрудников, чтобы получить от них заявление об уходе по собственному желанию и не платить компенсаций». 

Уволилась с заявлением по собственному желанию Юлия, которая работала копирайтером в российском офисе международной IT-компании (героиня решила сохранить анонимность и не стала раскрывать, о какой компании идет речь). 

«В первый день, когда мы просто проснулись утром от новостей, руководство сказало, что речи об увольнениях не идет. Сказали, что смогут нас устроить куда-то в свои другие конторы [в других странах], но, мол, вы, главное, уезжайте. Я начала собираться. Моя зарплата позволяла мне вполне спокойно переехать в Грузию». 

По словам Юлии, в тот же день им заплатили за месяц вперед, и у нее были финансовые возможности релоцироваться, оставалось уладить вопросы с документами. Но на следующий день сотрудников снова собрали на общий созвон и попросили всех написать заявления на увольнение по собственному желанию. 

«Я это сделала. Мы поняли, что компания, чтобы не попасть под санкции, хочет ликвидировать российское ООО. Уже на следующий день мои аккаунты в рабочей почте удалили.

На мне была ответственность не только за английский язык, но и за русский, поэтому никому я особо [в компании] не нужна. Прислали зарплату за оставшийся месяц — по нынешнему курсу это неплохие деньги, которые мне позволят продержаться какое-то время.

Но больше я никуда из страны не уезжаю, потому что не могу себе этого позволить».

Еще через три дня Юлии пришло письмо от датского агентства переводов, с которым она сотрудничала. Ей сообщили, что больше не будут заниматься переводами на русский язык, так как компания LEGO, с которой они сотрудничали, приостановила работу в России.

«Таким образом за неделю я лишилась двух работ»

Помимо этого, столкнулись с трудностями россияне, которые к концу февраля 2022 года успели договориться о начале работы в международных компаниях. Жительница Рязани Ирина Мартос рассказала ТД, что получила предложение стать ивент-менеджером от компании eSputnic — платформы автоматизации маркетинга. 

«Компания украинская, но с большим отделением в России, с офисом в Москве, — уточнила Ирина. — Мы договорились об этом 21 февраля, составили план мероприятий на год. 2 марта у меня должен был быть первый рабочий день».

Сейчас Ирина ищет работу, но это сложно, поскольку многие компании приостановили наем новых сотрудников.

«Вместо моих прежних амбиций — компания с хорошими перспективами, креативными задачами, чтобы были девушки в составе руководства, чтобы в договоре была ДМС и много чего еще, я стараюсь найти хоть что-то, где готовы сейчас брать новых сотрудников».

Что делать тем, кого увольняют?

Как будут оформлять увольнения сотрудников иностранных компаний, уходящих из России, — самый популярный вопрос, который в последнее время задают журналисты адвокату, руководителю практики трудового права МКА «Солдаткин, Зеленая и партнеры» Ксении Михайличенко, отмечает она сама.

«Давайте начнем с того, что большинство иностранных компаний, объявивших о приостановлении работы в России, пока окончательно не закрывают российские офисы: это долго, дорого и проблематично открывать его заново, если ситуация будет разворачиваться иначе, — говорит Михайличенко. — Поэтому работников отправляют либо в ежегодный отпуск, либо в простой. Заставить написать заявление на отпуск за свой счет никто не может, поэтому такое заявление не нужно подписывать. Пусть отправляют в оплачиваемый отпуск». 

Простой по вине работодателя оплачивается в размере 2/3 от средней зарплаты — это среднее значение от всех начисленных выплат, в том числе премий, за последние 12 месяцев, поясняет адвокат.

«На мой взгляд, неправильно будет применять норму об оплате простоя не по вине работодателя, так как запрета на деятельность иностранных компаний нет, они самостоятельно принимают такие решения», — обращает внимание Михайличенко. 

Если компания окончательно уходит с рынка, то самые законные варианты расстаться с сотрудниками — это увольнение по сокращению или увольнение из-за ликвидации предприятия, считает собеседница ТД. Для работника оба варианта «абсолютно идентичны по последствиям». 

Как должно быть оформлено увольнение в таком случае: 

  • работника должны уведомить за два месяца до даты увольнения — он может согласиться не отрабатывать этот период, но тогда работодатель должен компенсировать зарплату за это время;  
  • сотруднику должны предложить все вакантные должности, которые он может занять (вряд ли они в такой ситуации будут);
  • работодатель должен учитывать преимущественное право: например, если принято решение из 20 консультантов сократить 15, то надо оставить пять человек, которых выбирают по наибольшей производительности и квалификации, также важно учесть семейные обстоятельства;
  • в день увольнения сотруднику положена выплата выходного пособия в размере одного среднего заработка, а в случае неустройства на работу во второй и третий месяц после увольнения за эти месяцы также выплачивается средняя зарплата.

Михайличенко тоже отмечает, что многие компании уже начали предлагать работникам не идти по формальной процедуре сокращения, а уволиться «одним днем по собственному желанию или по соглашению сторон». 

«Я крайне не рекомендую писать заявление по собственному, а вот на соглашение сторон идти можно, если работодатель согласен включить в него выходное пособие, плюс-минус такое же, как работник получил бы при сокращении», — подчеркивает адвокат.

Что делать тем, кого уже уволили?

Утукин отметил, что важно обратить внимание на отрасли, в которых сейчас будут активно нанимать людей. Среди них российская фарминдустрия, считает эксперт.  

«Зарубежные препараты будут стоить заметно дороже, возможно, некоторые компании ограничат поставки. Их заменят российские производители», — прогнозирует Утукин.

В числе прочих перспективных работодателей эксперт называет:

  • компании, работающие с рынками ОАЭ, Китая, Вьетнама, Катара;

Российский кризис сравнили с «лихими 90-е»: будет ли всплеск безработицы — МК

— Часто можно слышать, что нынешний, вызванный спецоперацией на Украине экономический кризис и как следствие — ситуация на рынке труда будут сильно похожи на то, что мы пережили в 90-е. Исходя из того, что мы видим и знаем сейчас, и правда всё будет, как в 90-е, или не совсем так, или совсем не так?

— Если говорить о природе нынешнего кризиса, то это нечто другое, чем дефолт 1998 года или рецессия 2008–2009 годов: по своей сути он действительно ближе всего к трансформационному кризису, пережитому российской экономикой в 90-е годы, когда речь шла не только о макроэкономических шоках, но прежде всего о тотальном разрыве хозяйственных связей.

Конечно, это не значит, что по глубине и продолжительности спада мы увидим нечто похожее.

Оценить степень падения экономики сейчас невозможно (слишком мало времени прошло), но, думаю, можно с уверенностью утверждать, что нынешний кризис будет гораздо менее продолжительным и гораздо менее глубоким, чем трансформационный кризис 90-х.

По понятным причинам: во-первых, тогда не существовало никаких рыночных институтов, а сейчас они есть, и, во-вторых, тогда речь шла о разрыве внутрихозяйственных связей, тогда как сегодня речь идет о разрыве только внешних экономических связей, причем только их части.

Впрочем, здесь есть еще одно «но»: кризис 90-х годов шел все-таки в направлении модернизации экономики, устранения структурных дисбалансов и повышения эффективности.

А нынешний кризис наверняка будет сопровождаться примитивизацией и архаизацией экономики, потому что из-за разрыва связей с мировым рынком под влиянием санкций российской экономике придется возвращаться к более отсталым, менее современным методам и технологиям производства и обмена. В качественном отношении откат может быть лет на 15–20 назад.

— То есть приспособление к новой реальности будет означать шаг назад?

— Основные пути приспособления экономики к нынешнему шоку достаточно очевидны: во-первых, импортозамещение, во-вторых, переориентация с партнеров на Западе на партнеров на Востоке.

И то, и другое предполагает переход от более эффективных, более современных технологий и образцов экономической деятельности к менее эффективным.

Товары и услуги, которые останутся доступны российскому потребителю, во многих случаях будут худшего качества, меньшего разнообразия, а некоторые вообще могут исчезнуть как класс.

Сначала это коснется непосредственно потребительских товаров, а после того как российские предприятия лишатся возможности получать современное оборудование из-за рубежа, им также придется переключаться на худшие, менее современные типы оборудования. И уже как результат этого — сама производимая ими продукция станет более примитивной и худшего качества.

При этом принятые методы измерения реальных доходов населения будут недооценивать уровень и глубину провала в благосостоянии жителей России. Ведь то, что полностью исчезнет с рынка, просто не будет учитываться официальной статистикой в индексе потребительских цен (этот индекс по отдельным группам товаров рассчитывает Росстат при определении инфляции. — «МК»).

Читайте также:  Возможно ли продолжение отношений и в каком формате

Зарплаты урежут, но не уволят?

— Если мы всё же говорим о кризисе, по своей природе аналогичном тому, что был в 90-е, означает ли это, что мы увидим примерно те же, что и 30 лет назад, явления на рынке труда? Высокую безработицу, которая нарастала до конца 90-х годов, например?

— Хочу вас поправить: безработица в 90-е не была высокой. Наоборот, она была поразительно низкой, если учесть глубину кризиса.

При тогдашнем падении ВВП на 40% безработица на короткий срок превысила отметку в 10% (от числа экономически активного населения; в соответствии со стандартами Международной организации труда к безработным относятся лица, которые в рассматриваемый период не имели работы, активно искали ее и были готовы приступить к работе прямо сейчас. — «МК») и держалась выше этого порога года три, а потом стремительно покатилась вниз. Сейчас, как я уже говорил, масштабы экономического спада будут намного меньше.

Скажем, с российского рынка уйдут какие-то иностранные предприятия или на него перестанут поступать какие-то виды товаров и услуг из-за рубежа, но если потребность в этих товарах или услугах останется, то у отечественного бизнеса будут стимулы к тому, чтобы включаться и брать их производство на себя.

Кто-то наверняка захочет воспользоваться открывшимися возможностями и вступить в те ниши, куда раньше из-за высокой конкуренции доступ им был закрыт. В результате мы увидим перераспределение рабочей силы из ушедших с российского рынка иностранных или совместных предприятий на отечественные предприятия, которые попробуют стать их заменой.

Ничто не будет стоять на месте, пойдет активнейший процесс приспособления к новым условиям… И он уже идет.

В чем сходство с трансформационным кризисом 90-х, так это в том, что на нынешний шок рынок труда будет реагировать привычным для него образом: адаптация пойдет в основном по линии неполной занятости, когда люди начнут переводиться на неполный рабочий день или неполную рабочую неделю, и по линии снижения заработной платы. Так что сильного скачка безработицы, скорее всего, удастся избежать.

— Снижение зарплаты, то есть ее урезание и в номинальном выражении?

— Помимо того, что будут урезать оплату труда (например, за счет уменьшения или отмены премий), еще важнее то, что в условиях ожидаемой 20–30% инфляции реальная зарплата (номинальная, скорректированная с учетом инфляции.

— «МК») наверняка сильно упадет: для этого будет достаточно просто не индексировать номинальные выплаты, что приведет к резкому удешевлению рабочей силы с точки зрения работодателей.

А чем дешевле для них рабочая сила, тем меньше у них стимулов увольнять людей.

К тому же работы сейчас прежде всего будут лишаться те, кто был занят на иностранных фирмах или фирмах с иностранным участием, покидающих российскую экономику. Но доля занятых в таких фирмах достаточно невелика — примерно 3,5% от общей численности работающих, и к тому же далеко не все эти фирмы решат покинуть Россию.

Так что даже чисто теоретически прирост безработицы, который может возникнуть из-за ухода зарубежного бизнеса, не может быть таким уж значительным.

Другое дело, что от разрыва внешних экономических связей может пострадать немалое число и чисто российских предприятий, и, оказавшись в тяжелом экономическом положении, они могут задуматься о сжатии масштабов своей деятельности и, как следствие, о сокращении численности персонала.

— Если сравнить с последним всплеском безработицы во время пандемии в 2020 году, это будет как выглядеть?

— Но разве в 2020 году был какой-то жуткий всплеск безработицы? Тогда на пике коронакризиса она выросла чуть больше чем на 1,5 процентных пункта, так что никакой катастрофы не произошло. Если сейчас она вырастет на столько же (а возможно, реакция будет даже слабее), то это будет означать, что ее уровень останется ниже 6% — ничего экстраординарного.

Справка «МК»: Пик безработицы, определяемой по критериям Международной организации труда (МОТ), пришелся на август 2020 года: 6,4% от экономически активного населения России в возрасте 15 лет и старше.

С осени 2020 года этот показатель начал снижаться, к осени 2021 года достигнув допандемийного уровня в 4,3 процента. По итогам первого квартала 2022 года, по данным Росстата, уровень безработицы был на историческом минимуме, составив 4,1%.

Мужчины в среднем искали работу на один месяц дольше, чем женщины: 6,6 месяца против 6,5 месяцев.

Челноки опять наше спасение? 

— Тем, кто помнит 90-е, хорошо известны такие явления, как бартер, когда, скажем, на заводе, производящем шины, платили шинами, и рост серого сектора экономики, то есть числа граждан, налоги не платящих или платящих лишь частично. Мы и это увидим?

— Что касается расплаты с работниками произведенной продукцией, то этого, конечно, не будет, потому что, как я уже говорил, тогда рыночных институтов не существовало и дезорганизация хозяйственных связей была на порядок сильнее. Что касается неформального сектора, то это вопрос открытый. В любом случае, не думаю, что его расширение может оказаться радикальным.

— Почему?

— По простой причине.

В 90-е государство было очень слабым и не могло осуществлять эффективный контроль за отклонениями от требований трудового законодательства, а сейчас оно скорее излишне сильное, и экономика явно страдает от его избыточного контроля.

Вообще же представление о том, что в России существует какая-то запредельная неформальная занятость, я считаю ошибочным: по моим оценкам, она примерно того же порядка, что и в большинстве развитых или постсоциалистических стран.

— А челноки? Тетечки с огромными клетчатыми сумками, которые в 90-е возили одежду, обувь и всякую всячину из-за границы? Эксперты ЦБ, как стало известно на днях, ожидают возрождения и заметного роста этого явления.

— Какой бурный рост в условиях, когда международные экономические связи стремительно скукоживаются? Зона, куда можно отправиться за челночным товаром, невероятно сузилась и свелась, по сути, к Турции, Китаю и Индии.

В 90-е челноки ездили по всей Европе… И это не говоря уже о падении курса рубля, огромном удорожании зарубежных поездок, немыслимых логистических проблемах.

Какие тут челноки? Тут, наоборот, всё большая опора на собственные силы…

— Россияне станут беднее. Обычно в подобных ситуациях страдают малый бизнес и индивидуалы, занятые в сфере услуг.

— На этот раз пострадают больше те бизнесы, которые сильнее связаны с мировым рынком, а это в основном бизнесы крупные и средние. А малый бизнес с международными контактами, с цепочками добавленной стоимости связан в минимальной степени. Так что в принципе удар по нему должен быть слабее.

— Но если у людей нет денег, они реже будут ходить в парикмахерскую, на косметические процедуры, в химчистку, в кафе…

— Никто же не говорит о том, что будет какая-то изолированная ниша, которой вообще не коснутся кризисные явления. Конечно, бизнес просядет не только на крупных предприятиях, но и на многих мелких и средних. Но считать, что самым пострадавшим окажется малый бизнес, оснований, по-моему, нет.

— А как будет выглядеть воздействие на рынок труда в региональном разрезе?

— Принцип здесь очень простой. Пострадают те регионы, где концентрируется бизнес, сильнее вовлеченный в международные экономические связи. Там мы увидим, и уже видим, максимальный уход зарубежных фирм, а также наибольшие сложности с восстановлением или сохранением хозяйственных связей.

Получало крупное предприятие из большого города комплектующие из-за рубежа, а теперь оно их лишилось — у него проблемы.

А небольшое предприятие из соседнего городка ничего из-за рубежа не получало — у него проблем не возникает… Какой бы сегмент экономики мы ни рассматривали, логика одна и та же: чем сильнее та или иная часть рабочей силы была включена прямо или косвенно во взаимодействие с мировым рынком, тем сильнее для нее будут риски потери работы и снижения доходов. И наоборот: чем более изолированным и самодостаточным был тот или иной сегмент экономики, тем устойчивее будет его положение.

— То есть Москва и крупные города пострадают больше? И у не любящих столицу провинциалов наконец-то появится повод для злорадства?

— Крупные города пострадают больше, но это не значит, что мы увидим толпы безработных на улицах Москвы и Петербурга.

Иностранные и совместные предприятия — это наиболее эффективная часть российской экономики, где концентрировалась рабочая сила с самой высокой квалификацией.

И благодаря более высокой квалификации таким работникам, если они теряют работу, будет легче найти новую. А кто-то из них вообще решит мигрировать из страны, и мы это уже видим.

— Вы имеете в виду IT-сектор?

— Не только. Ученых с международным авторитетом. Врачей, работающих по современным стандартам. В общем — креативный класс, хотя я и стараюсь избегать этого выражения.

Могут ли россияне заменить гастарбайтеров?

— Сейчас правительство в качестве мер по борьбе с безработицей предлагает переобучение, повышение квалификации тем, кто еще только под угрозой увольнения… В то же время пособие по безработице по-прежнему остается равным 1500 рублей в месяц — минимальное, и 12 792 рубля в месяц — максимальное. Насколько эти меры адекватны ситуации?

Читайте также:  Скоро свадьба,буду ли я с ним счастлива

— Насколько я понимаю, российские власти сочли, что опыт поддержки занятости в условиях коронакризиса был положительным, и пытаются его продублировать.

Дело не ограничивается только программами переобучения и общественных работ — идет прямая финансовая поддержка предприятий с тем, чтобы они могли «придерживать» рабочую силу, оплачивая работников, которых вообще нечем занять либо которые работают лишь часть времени.

Но повторю: наиболее пострадавшей от разрыва международных экономических связей окажется самая квалифицированная часть российской рабочей силы, для которой в банке данных служб занятости просто нет подходящих вакансий. Для этой части занятых привлекательность поиска работы через службы занятости и регистрации там в качестве официальных безработных по-прежнему остается очень небольшой.

Поэтому меры поддержки со стороны государства могут оказаться полезными для менее квалифицированных работников. Впрочем, если в условиях высокой инфляции выплаты безработным сильно повысят, что совершенно не исключено, то тогда, как и в коронакризис, в службы занятости устремится огромный поток людей и число зарегистрированных безработных быстро пойдет вверх.

Справка «МК»: Численность официально зарегистрированных в службах занятости безработных, по данным Росстата, в апреле — около 800 тысяч человек. Для сравнения: в конце 2020 года на бирже числилось более 2 млн россиян, 1,3 млн из них получали пособия по безработице.

Дело в том, что весной 2020 года, с начала пандемии, правительство повысило размер пособия по безработице до уровня тогдашнего МРОТ (12 132 рубля в месяц), и некоторое время такое пособие платили всем потерявшим работу с марта 2020 года, вне зависимости от стажа, а безработным родителям государство доплачивало по 3 тысячи на каждого ребенка. Осенью 2020 года все дополнительные меры поддержки были отменены. 

— Принято считать, что российский рынок труда характеризуется малой мобильностью, а работодатели зачастую предпочитают привозить гастарбайтеров, а не российских рабочих из других регионов. Российский рабочий — это по-прежнему не американский рабочий, в смысле готовности сменить место жительства в поисках работы?

— Между прочим, с точки зрения мобильности современный американский рабочий — это тоже не тот американский рабочий, который был 20–30 лет назад: в США сегодня люди меняют место жительства намного реже, чем раньше.

Не думаю, что нынешний кризис как-то сильно отразится на мобильности нашей рабочей силы. Зато точно можно прогнозировать, что в условиях падения реальной заработной платы и падения курса рубля привлекательность работы в России для гастарбайтеров должна резко упасть. Поэтому их ряды, скорее всего, поредеют.

  • — Но заменят ли их россияне?
  • — Если им будут платить как гастарбайтерам, то нет.
  • — Молодым людям, которые сейчас заканчивают школы, на что обращать внимание в кардинально изменившихся условиях, какие специальности выбирать?
  • — Единственное, что могу сказать смело — что их зарплатные ожидания и амбиции, которые были уместны в прошлой жизни, в новой «постукраинской» жизни будут уже неуместны и, если они захотят иметь работу, им придется резко урезать свои запросы.
  • — А образование получать — это по-прежнему правильная стратегия?

— Конечно, образование по-прежнему будет важнейшим фактором, позволяющим избегать безработицы и находить более привлекательную работу. Так что получение высокого качественного образования было и остается самой разумной инвестиционной стратегией.

«Халява закончилась»: какие профессии будут востребованы на фоне санкций — Газета.Ru

В последние две недели число вакансий сокращается, что является нетипичным трендом для текущего периода. Исходя из этого, складывается мнение, что компании начинают постепенно приостанавливать найм. Однако делать долгосрочные выводы о положении рынка вакансий на основе такого короткого интервала пока рано, рассказала «Газете.Ru» директор по аналитике сервиса Работа.ру Елена Артемьева.

«Что касается соискателей, то здесь мы, напротив, видим некоторый рост количества резюме. При этом весьма вероятно, что с учетом текущей ситуации на рынке соискатели могут начать создавать новые резюме с расчетом на будущее, чтобы «посмотреть рынок», а не потому, что они внезапно оказались без работы», — объяснила она.

По отраслям, которые активно ищут россияне, данные следующие: соискателей интересует работа в сфере офисных служб, бизнес-услуг, транспорта, логистики, торговли, а также предоставление услуг и работа без опыта.

Сервис Авито.Работа подчеркивает, что в целом соискатели в России стали на 40% чаще просматривать вакансии. Наиболее заметно интерес проявился в группах профессий «Медицина, фармацевтика», «Фитнес, салоны красоты», «Искусство, развлечения» и «Производство, сырье, с/х».

«С географической точки зрения большую активность проявляют соискатели в Екатеринбурге, Москве, Новосибирске.

Последние несколько лет в России развивался рынок соискателя — демографический кризис 90-х повлиял на все сферы найма. Сейчас впервые за последние 5-6 лет снова формируется рынок работодателя.

Мы ожидаем постепенную стабилизацию спроса и предложения», — отметил управляющий директор Авито.Работы Артем Кумпель.

Программисты, бухгалтеры, инженеры

При сложившейся геополитической ситуации, по словам HR-специалиста, эксперта по трудоустройству и реализации карьеры Гарри Мурадяна, на рынке труда будут востребованы, главным образом, IT-специалисты. Это связано с оттоком специалистов из России.

«Самое простое, что можно освоить человеку, у которого две ноги, две руки и голова на месте — любая история, связанная с IT-профессиями и программированием.

Сейчас в России будет огромный дефицит IT-специалистов.

То есть это люди, которые глобально переоценены на рынке — за них платят необоснованно много. Труда они делают меньше, а денег получают больше. В виду текущей обстановки очень много таких специалистов решило массово эмигрировать из страны: в Грузию, Азербайджан, Армению, Турцию, Казахстан и так далее. Особо они не намерены возвращаться», — пояснил Мурадян.

Так, чтобы освоить язык программирования, соответствующее обучение займет 4-6 месяцев, а зарабатывать позднее можно около 120 тыс. руб., утверждает эксперт.

Еще одна сфера, где будут необходимы специалисты высокого уровня, — юриспруденция, в том числе и в сфере банкротства. Однако в этом случае необходимо понимать, добавляет Мурадян, что есть профессии с низкой точкой входа, когда на освоение профессии не требуется, например, 6-10 лет, как для того, чтобы стать врачом.

«Поэтому быстрого перехода по примеру «домохозяйка посидит, две кнопки потыкает и станет корпоративным юристом», такого не будет. Идти стоит в малое предпринимательство. То есть те люди, которые связаны с коммерческим управлением, малым предпринимательством, запуском нового бизнеса, микробухгалтерией — они будут востребованы», — подчеркнул Мурадян.

Сейчас государство подготовило и уже отдельно внедряет программу поддержки бизнеса среднего и, в большей степени, малого бизнеса. Так, малое предпринимательство способно вытащить экономику с низов, уверен HR-специалист. Соответственно, можно ожидать, что таких предпринимателей станет больше.

«Следовательно, если на рынке будет появляться большое количество малых предпринимателей, то их нужно обслуживать в плане бухгалтерии, им нужно строить отдел продаж, им нужно делать микромаркетинг — мы будем скатываться в экстренную экономику, когда придется работать на малых оборотах, с малыми предприятиями. Поставщики оборудования для таких предприятий тоже будут развиваться», — прогнозирует он.

Помимо этого, благодаря государственной программе «Приоритет 2030» (ее цель — сформировать группу университетов, которые станут лидерами в создании нового научного знания, технологий и разработок для внедрения в российскую экономику и социальную сферу, в которой запланированы крупные строительства), востребованы будут инженеры, уверен Мурадян.

«В этом сегменте цены будут падать»

Меньше всего в текущих условиях «повезло» SMM-специалистам и таргетологам — таких специалистов будет в сильном переизбытке, тогда как спрос на их услуги станет значительно меньше, пояснил эксперт по трудоустройству и реализации карьеры.

«Они реально, скорее всего, будут не нужны. Классическая история связанная с колл-центрами и службой поддержки — да, это есть, но, опять же, это будет не очень востребовано, потому что ушедшие с рынка крупные игроки выплескивают огромную армию дешевых специалистов. В этом сегменте цены будут падать», — добавил он.

Кондитерка и ювелирка

Для домохозяек в декрете или людей, которые предпочитают работать из дома, появится возможность заняться небольшим товарным бизнесом, размещая свою продукцию на различных маркетплейсах.

В целом, ниша «купи-продай» будет достаточно востребованная.

Что-то купил и перепродал на маркетплейсах, сделал какое-то собственное микропроизводство — это могут быть какие-то изделия ручной работы, домашнее производство ювелирной продукции, которая будет активно развиваться, уверен Мурадян.

«Поскольку крупные компании, например, кондитерские, ушли с рынка, то это создает ситуацию, когда спрос на хэндмейд-услуги будут расти.

«Все, что можно сделать своими руками, не сложно монетизировать»

Тут вопрос только в каналах монетизации. В Instagram сейчас не вариант. Как бы странно не звучало, я бы рекомендовал в этом вопросе использовать не классические соцсети, а какой-то свой network (сеть — прим. ред.), по каналам социального сбыта», — пояснил HR-специалист.

Кроме того, государство сейчас делает огромное количество соцпрограмм, через которые в том числе можно монетизировать свой труд. «Есть грантовские системы, среди которых есть возможность получить займ под 3% — 1,5 млн руб. на создание собственного бизнеса. Поэтому, если кто-то сидел и думал, что пора чем-то своим заняться, да, пора», — заключил Мурадян.

При этом важно помнить: тенденция складывается такая, что теперь людям придется действительно постараться, чтобы заработать, подчеркнул Мурадян.

«Нужно четко понимать и отдавать себе отчет в том, что, если раньше можно было не прилагать существенных усилий, просто тыкать на пару кнопок и заработать 1,5 млн рублей, то сейчас такая халява закончилась. Связано это с тем, что переориентация с Европы на Китай привела к тому, что сейчас, даже будучи «торгашом», нужно быть предприимчивым, чтобы суметь переориентироваться», — сказал эксперт.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector